00:44 

Сдоба, стыдоба и ослики (с)
Название: Я с тобой
Фандом: SugarplumFairy
Герои: Карл Норен/Виктор Норен
Тема: II.6 секс в гневе
Объём: 912 слов
Тип: ангст, инцест
Рейтинг: NC-17



- Черт!
Спичка, которой с непривычки неловко чиркаешь по коробку, ломается, и ты бросаешь ее на стол. К уже образовавшейся горке таких же сломанных спичек.

- У тебя что и, правда, в доме ни одной зажигалки? - спрашиваешь Карла раздраженно. Он бросает на тебя взгляд из-под челки и мотает головой, затем протягивает свою сигарету. Ты не берешь ее, а прикуриваешь прямо из его пальцев, старательно избегая его взгляда. Карл выглядит несчастным, и ты не можешь видеть его таким. Странно, ты думал, что получишь от этого удовлетворение. Ты для этого сюда и пришел, чтоб выплеснуть всю обиду, выплюнуть ее в лицо, чтоб он осознал, как тебе больно, чтоб почувствовал себя виноватым. И вот, ты добился своего и вместо радости, боль еще сильнее. Ты хотел доказать Карлу, что он сволочь, но факт таков, что сволочь тут ты.

- Ты пьян, Вик. Ты не понимаешь, что говоришь.
- О, чувак, это ты не понимаешь, что говоришь. Пара бутылок пива не меняют того, что ты бросил меня. Ты плюнул на меня, со своей чертовой колокольни. Ты предал наши мечты, все то, из-за чего мы впахивали, как последние придурки, все то, что было нашей жизнью, блять, да это было нами! Ты предал меня…
Карл отшатывается.
- Что? – выдыхает и краска медленно заливает лицо. Гнев, обида - тебе все равно, ведь ты так давно хотел это сказать. Тебе до чертиков опротивело изображать безразличие, хватит! И ты продолжаешь, с наслаждением чеканя каждое слово:
- Ты. Предал. Меня. Подставил подножку, ударил в спину, пристрелил, как надоевшую псину. Мать твою, что из этого тебе не понятно? Какого хуя ты так уставился на меня, будто все шведские слова нахрен забыл? Ты. Предал. Меня. Повторить?
- Ты не можешь так говорить, - выдавливает он с трудом. – Это нечестно, Вик. Неправильно. Ты. Не. Можешь. Так. Говорить.
- Почему? Потому что ты у нас всегда примерный мальчик. Потому что все всегда делаешь правильно, так что ли? Ты подумал, что поступишь так, как твоей душеньке хочется, наплевав на мои желания и чувства, и тебе это сойдет с рук? Сойдет с рук, только потому, что ты всегда у нас был пай-мальчиком? Хорошо притворялся, да…

И твою щеку обжигает пощечина.


- Прости меня, Карл, - говоришь ты, прерывая молчание, и уже забыть, забыл о том, как чертовски хотел курить. – Прости, я не должен был всего этого говорить.
Ты, наконец, смотришь на него. Калле удивлен, брови совсем уползли под челку, он собирается что-то сказать, но ты не даешь.
- Я не должен был говорить всю эту хренотень, - повторяешь уперто. И продолжаешь быстро, глотая буквы. Говоришь быстро, чтоб из его глаз исчезла эта чертова вина. - Я не должен был, но мне было так хуево без тебя. Так хуево, не описать. Невыносимо…

Так невыносимо.

И ты оглушенный пощечиной, ошарашенный, сам не осознавая того, делаешь рывок и впиваешься губами в рот Карла. Стукаясь зубами, кусая, скользя по коже скулы. И брат вместо того, чтоб оттолкнуть, отстраниться, рвется на встречу, обхватывает ладонями лицо, больно собирая волосы в кулак, оттягивая голову, кусает губы, оставляя синяки. Он впервые не стелется, не поддается тебе, а высвобождаю свою ярость и злость. И вы как два щенка рычите, не целуете – кусаете, и языки толкаются в приоткрытые рты, без ласки, отчаянно. И пальцы синхронно дергают молнии на джинсах.

И у тебя ноги подгибаются, когда пальцы Карла добираются до твоего члена. Ты цепляешься за брата, и больно ударяешься о стену спиной, когда он толкает тебя. Тут же вжимается, и трется, больно чиркая молнией по коже живота.


- Я не думал, что будет так. Я честно пытался без тебя, но у меня не получается, Карл, - ты смотришь на свои пальцы, так хотя бы можно говорить, не давясь болью. Так надежнее, слова сами приходят, не теряясь в глазах Карла, слова, которые сотни раз повторял по ночам, и только сейчас осмелился сказать. - Я совершенно растерян. Я не знаю, что делать, понимаешь? Я без тебя не знаю, что делать. Я будто один стою на огромном снежном поле и не знаю, куда податься. Блять, впервые в жизни я не знаю, куда пойти! Я же всю жизнь жил нашими общими мыслями, нашими общими мечтами, желаниями. Я всю жизнь знал, что будет, чего хочу, что делать, только потому, что этого же хотел ты. А сейчас… тебя нет рядом… и что мне делать, скажи?

Ты поднимаешь взгляд на Карла, и все плывет куда-то от того, что ты видишь в его глазах. Он протягивает руку и сжимает твои пальцы.
- Но я всегда буду рядом, Вик. Всегда, не смотря ни на что, ты же знаешь.
Ты шумно выдыхаешь, чувствуя, как больно стягивает грудь. И только можешь, что повторить:
- Прости за то, что наплел, - и совсем тихо - Я был слишком зол на тебя, ведь ты без меня можешь, а я без тебя нет.

- Как ты мог, мать твою, Карл? – выдыхаешь ты, вжимаясь лицом в шею.
- Не смей так говорить, - шипит Карл, с силой толкаясь бедрами в тебя. – Не смей! – еще толчок, и еще.

И ты отпихиваешь его от себя, и начинаешь двигать рукой резко и зло. Карл не отстает. И в ваших рваных движениях нет ни капли ласки, ни капли желания сделать приятно. Лишь ярость и желание доказать, подчинить. Карл кусает тебя в скулу, резко, больно, и ты кончаешь первым, прикусив губу, чтоб не выпустить стона. Через пару секунд, Карл всхлипывает и наваливается на тебя. Он шумно дышит тебе в шею, и у тебя нет никаких сил сдерживаться. Ты кладешь руку ему на затылок, ерошишь волосы, и когда Карл еле заметно трется о твою ладонь, чувствуешь, как злость отпускает.


- И я без тебя не могу.


Название: О запертых дверях и испорченном пальто
Фандом: Mando Diao
Герои: Густав Норен/Бьорн Диксгард
Тема: II.6 в гримерке
Объём: 274 слова
Тип: пвп
Рейтинг: NC-17


Густаву кажется, что все всё знают. Густаву кажется, что вас обязательно застукают, кто-нибудь из парней или команды зайдет в гримерку в самый неподходящий момент. И его вовсе не успокаивает то, что дверь закрыта на замок. Ну да Гус известный параноик. Поэтому ты, не слушая протесты, толкаешь его на диван прямо на гору сваленных курток. Он продолжает нудеть о том, что ты придурок, нашел ведь время и место, и что будете говорить, как выкручиваться, бла-бла-бла, но тут же затыкается, когда склоняешься и дергаешь молнию на джинсах. А дальше, когда опускаешься на колени, он издает совершенно другие звуки. Норен так стонет, когда облизываешь головку, так охренительно стонет - низко и протяжно, что тебе одних этих звуков хватает, чтоб завестись. Гус стонет и подается тебе навстречу, приподнимая задницу. Ты перехватываешь его руку, которую он собирается положить тебе на затылок. В последний раз он выдрал тебе приличный клок волос и это было чертовски больно, поэтому сейчас ты сжимаешь его пальцы в своих, свободной рукой, расстегивая свои брюки. Норен уже вовсю подмахивает бедрами, буквально трахая твой рот и всхлипывает, и повторяет, как заведенный "хорошо, блять, как хорошо" Когда он вскрикивает особенно громко, ты отстраняешься и успеваешь заметить, как дергается кадык на выгнутой влажной шее. Гус кончает, а следом и ты, уткнувшись лбом в его колено.

Несколько секунд уходит на то, чтоб прийти в себя, меньше минуты на то, чтоб отыскать полотенце и привести себя в порядок. Все это время Гус, сидит развалившись на диване и откинув голову на спинку, и сияет довольной улыбкой. Наконец, он садится прямо, приподнимая задницу, застегивает джинсы и тут же издает громкий смешок.
- Бля, я обкончал пальто Сэма.
Ты ржешь и кидаешь ему полотенце.


Название: О конце света в доме Норенов
Фандом: Mando Diao, SugarplumFairy
Герои: Густав Норен, Карл Норен, Виктор Норен и их пес
Тема: I.4 ногти
Объём: 867слов
Тип: юмор
Рейтинг: G
От автора: Во-первых, Гусу 14, Карлу и Вику соответственно 12 и 10
Во-вторых, представления не имею, есть ли у них собака, но Вик в твиттере по какой-то собаке скучал, т.ч пусть будет. Какая-нибудь очень-очень бааальшая собака. И, да, пусть ее зовут Ринго =))


- Ну, и как это все случилось? – спросил Густав своих младших братьев, рассматривая их поникшие макушки. Оба опустили головы - нашкодившие ангелочки. Вик пристально изучал дырявые носки, шевеля пальцами ног, Карл увлеченно грыз ногти. Оба предавались этим занятиям с таким интересом, словно на всем белом свете не было ничего важнее.

- Вик, переодень носки и, Калле, перестань грызть ногти, - привычно скомандовал Густав и повторил, - Ну так сами расскажите, что здесь произошло или мне силой из вас это вытаскивать?
Гус оглядел гостиную, по которой словно банда гопников прошлась или пронесся средних размеров торнадо, стряхнул с кресла серую пыль и сел в него. Скрестил руки на груди, как обычно делал отец, и нетерпеливо вздохнул.
- Ну, я жду.
Вик посмотрел на него исподлобья и тоже вздохнул, но промолчал.
- Мы хотели маме помочь, - прошептал, наконец, Карл, так и не поднимая головы.
- Помочь? – воскликнул Гус, глядя на покосившиеся гардины. – Помочь устроить конец света?
- Прибраться и приготовить ужин, балда, - вырвалось у Вика. Мальчишка тут же прикусил губу и покосился на старшего брата в ожидании подзатыльника, которым тот всегда награждал его, если он забывался. Но Гусу было лень подниматься из кресла и он лишь грозно свел брови. В свои 14 лет Густав умел делать это мастерски. Так, что Вик судорожно вздохнул и начал рассказывать.
- Нас сегодня рано отпустили из школы, и мы с Карлом решили помочь маме. Он должен был испечь блинчики на ужин, а я пропылесосить везде. Я-то со своим делом справился, а вот Калле…
Он бросил взгляд на среднего брата, и тот тут же возмущенно вскинул голову.
- А что Калле, что Калле? Если бы ты как следует держал Ринго ничего этого бы не было?
- Если бы ты не завалился в ванную, когда я мыл ему лапы, ничего бы этого не было!
- Завалился? Да ты сам хотел попробовать блины! Сам же…
- Так, тихо-тихо, успокоились, - гаркнул Густав на разошедшихся братьев, которые, чуть огнем друг на друга не дышали. – И рассказали все по порядку. Ты, Карл, начинай.
- Я приготовил блинчики, - покорно начал мальчишка. – Кстати, очень вкусные блинчики. В этот раз они мне явно удались.
- Угу, - хмыкнул Гус. – Я видел их на кухонном полу. Красиво смотрятся.
Карл обиженно фыркнул.
- Это все Ринго.
- Ага, а муку тоже Ринго просыпал, и дверцу у шкафчика сломал? - тут же влез Виктор. Карл вспыхнул.
- Вик! – прикрикнул Гус, и Виктор замолчал, задрав подбородок.
- Ну да, - выдавил Карл. – Пока я готовил, то уронил со стола пакет с мукой.
- А так же пару яиц и банку с крекерами, - вставил Вик.
Калле закатил глаза.
- Но я бы это все собрал, подумаешь великое дело, - он невозмутимо пожал плечами.
- А шкафчик? – напомнил Густав. Калле тут же поник.
- Ну… когда я доставал из верхнего шкафчика сахар, то стал падать с табуретки, схватился за дверцу, чтоб не упасть, ну и это… она того… одна петля оторвалась. Но это тоже легко исправить!
- А сломанную лопатку? – опять встрял мелкий.
- Это уже Ринго виноват!
- А что с Ринго? - поинтересовался Гус.
- Это все Вик, - мстительно выдохнул Карл, – Когда я испек первую тарелку блинов, он как раз погулял с псом и мыл ему лапы в ванной. Я крикнул ему, что блины готовы, и Вик захотел их попробовать. Сей же момент. Ну, я и понес ему первый блин…
- И? – подтолкнул Гус брата, когда тот замолчал.
- Ну, что ты не знаешь, как Ринго у нас кидается на все съедобное? – пробубнил Вик. – Он только учуял блин, как рванулся к Карлу. И я не смог его удержать…
- И я, - покаянно прошептал Карл.
- И так вы сорвали душ в ванной?
- Угу, - синхронно кивнули младшие.
- Уронили полку и разбили флакон маминых духов?
Словно в подтверждении этих слов Вик чихнул.
- И теперь понятно, почему коврик в ванной похож на половую тряпку.
Мальчишки дуэтом вздохнули.
- Хорошо. А все остальное как произошло? Вся эта пыль по дому и мука, сломанные гардины и разбитые пепельницы?
- Ну, пыль из пылесоса. Я как раз вытащил мешок и забыл вытряхнуть.
- Но как она оказалась на мебели?
- Ринго, - повторил Карл. – Ну… просто… мы попытались отобрать у него блин, успокоить его…
- Поняяяятно, - протянул Гус, представляя, как огромная псина носится по этажам, улепетывая от двух не очень-то ловких мальчишек. И от кого обстановка дома понесла бОльший ущерб – от Ринго или от Карла с Виком – это был очень большой вопрос.
А мелких словно прорвало. Они красочно и в деталях, перебивая друг друга, начали рассказывать о сумасшедшем доме, творившемся здесь на протяжении часа. О том, как Ринго цеплялся за половики, и налетал на столики, снося вазы, и как Карл запутался в шторе, а Вик, поскользнувшись, врезался в холодильник и уронил с него коробки с соком.

Когда мальчишки закончили рассказ, Густав еле сдерживался, чтоб не засмеяться. Он покашлял в кулак, наблюдая за виноватыми физиономиями младших, и спросил, не в силах сдержать улыбку.
- И кто, теперь, будет объяснять это маме?
Карл посмотрел на него и тоже улыбнулся.
- Я думаю, ты, как самый старший, - и не давая брату возразить. - Голосуем.
- Я за! – не растерялся Вик, и тут же оба подняли лапы.
И Гус, все-таки не удержавшись, начал ржать.



Название: О запахе утра, кофе и родинках
Фандом: Mando Diao
Герои: Густав Норен/Бьорн Диксгард
Тема: I.4 шея
Объём: 286 слов
Тип: флафф
Рейтинг: PG-13


Бьорн шумно выдыхает и весь покрывается мурашками, когда целуешь его под лопатку. У него вся спина в родинках и ты ведешь губами от одной до другой, а там и до третьей. Сжимаешь пальцами бока, и Диксград фыркает – он боится щекотки.
- Гус, - говорит и отстраняется от тебя. – Ты уже не хочешь кофе?
- Кофе? – ты поднимаешь голову и вопреки его протесту прижимаешься к нему сильнее. – Хочу, - выдыхаешь уже в макушку. Волосы у Бьорна по утрам всегда торчат в разные стороны, и ты взъерошиваешь их еще сильнее, зарываясь носом.
– Очень хочу, - добавляешь глухо.
- Вот и не мешай.
- А кто мешает? – изумляешься ты и обхватываешь его руками. Склоняешь голову на бок и лениво наблюдаешь за процедурой приготовления кофе. За тем, как Диксгард высыпает коричневый порошок в турку, и аромат стоит одуряющий. Он мешается с запахом пены для бритья, мятной зубной пасты и его, Бьорна, запахом. Ты вдыхаешь его, утыкаешься опять в волосы друга и чувствуешь себя токсикоманом, подсаженным на этот запах. Запах утра. Ты пытаешься укусить Диксгарда в затылок, затем кусаешь в шею.
- Норен! - гаркает Бьорн, и ты тут же целуешь место укуса. Затем еще раз. Отыскиваешь губами любимую родинку чуть ниже линии волос и пробуешь на вкус. Она вкусная. Очень. И Диксград всегда шалеет, как девчонка, когда ты водишь по ней губами. Он уже не протестует, а лишь наклоняет голову, подставляя тебе шею, и ты только рад – тщательно вылизываешь позвонки, выцеловываешь дорожку вниз, покусываешь. Слушаешь его сбитое дыхание и, довольно улыбаясь в теплую кожу, ныряешь пальцами под резинку спортивных штанов.

О кофе вы уже и не вспоминаете. Ну и черт с ним, с кофе.


Название: О синяках и узких джинсах
Фандом: Mando Diao
Герои: Густав/Бьорн
Тема: I.4 бедра
Объём: 565 слов
Тип: типа стеб и пвп
Рейтинг: PG-13


***
- Мать твою, Норен, что это??
Ты посмотрел на Бьорна. Он стоял в чем мать родила перед зеркалом и рассматривал себя. Странным в этом был не сам процесс разглядывания, а то, что Диксгард явно был недоволен увиденным. Это было даже не странно, а что-то из ряда вон.
- Еще раз спрашиваю, что это за хуйня? – четко произнес Бьорн, сверля свирепым взглядом твое отражение в зеркале. Но вовсе не этот взгляд, а скорее любопытство, заставили тебя подняться с кровати и наконец-то подойти к другу.
- А что там? – спросил ты, с гадкой ухмылкой. – Крошка Бьорн и, правда, стал крошкой?
- Иди на хер, Норен, и перестань называть его крошкой!
- А да, он же у нас Вig Вoss, прости, забыл, - ляпнул ты и тут же увернулся от подзатыльника. Засмеялся, примиряющее поднимая руки. – Ну что ты хотел мне показать? Что я натворил, сам того не подозревая?
- Ну, смотри, - Бьорн развернулся к тебе. – Да не туда смотри, придурок, с ним все нормально, вот…
Диксгард двинул бедрами в твою сторону и только тогда ты заметил, что они покрыты синякам. Небольшими еле заметными и жуткими сизыми с фиолетовым отливом. И кажется, с отпечатками твоих зубов. И где-то даже пальцев, хотя, за это ты бы не ручался. Ты присвистнул.
- Ну… - протянул задумчиво, - вчера ты не жаловался.
О да, вчера Бьорн еще как не жаловался. Вчера он стонал, кричал, матерился, издавал кучу других звуков, но ни один из них не был похож на жалобу.
- И я ж не знал, что ты такой нежный, - добавил ты в оправдание.
И тут же подумал, что даже если бы и знал, это ничего бы не изменило. Тебя вчера несло.
- Я не нежный, - запротестовал Бьорн. – Это ты совсем больной!
- Больной, ага, - легко согласился ты. – Но тебе же это нравится.
Бьорн раздраженно фыркнул, но отрицать и не подумал.
- Между прочим, мы завтра домой возвращаемся, и что я про это Эмме скажу, а?
- Ну, скажи, производственная травма. Гитарой набил.
- Гитарой? С отпечатками зубов?
Ты не выдержал и расхохотался. Бьорн явно возжелал тебя придушить, но ты ничего не мог с собой поделать. Ты представил нелепые оправдания друга и загнулся в очередном приступе смеха. Когда Диксгард сделал шаг в твою сторону, ты затараторил:
- Ты сам виноват! Я тебя предупреждал! Я тебя предупреждал, чтоб ты не надевал эти чертовы джинсы! Сколько раз я тебе говорил, что они заводят меня?
Эти чертовы джинсы на этих узких бедрах.
А эта сволочь, как специально, постоянно натягивает их в облипочку, того и гляди треснут по швам, и щеголяет, словно проверяет тебя на моральную устойчивость. И когда ты дорываешься до этих чертовых бедер, вылизываешь, кусаешь, и тебя немного заносит. Совсем немного. Ну ладно, у тебя на хрен срывает крышу. А все потому, что Бьорн вечно так стоент, так охуительно, мать его стонет, и подначивает, просит, подается навстречу.

От этих воспоминаний тебе вдруг отчаянно хочется повторить вчерашнее и ты придвигаешься к Бьорну.
- Даже не думай, - говорит тот, догадываясь о твоих намерениях и отодвигаясь. – Даже не думай, Норен.
- Да ладно, - шепчешь ты хрипло, опять придвигаясь, и скользя ладонью по бедру – Должен же я как-то загладить свою вину.
Бьорн облизывает губы, не сводя с тебя глаз, а затем вдруг ухмыляется.
- У меня идея получше. Поломай-ка и ты голову над тем, что сказать Пернилле, - и все с той же гадкой ухмылочкой он подталкивает тебя к кровати.

@темы: .I.4 Тело, #fandom: RPS (music), RPS: MandoDiao/Sugarplum Fairy фэндом в целом (таб.30), .II.6 Порно/эротика

   

Сто историй

главная