Vihrie
Я читаю стихи драконам, водопадам и облакам. ©
Название: Погребальная песня
Фандом: Akatsuki no Yona
Герои: Джи-ха, Гиган
Тема: глаза
Объём: 576 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Над скалой, где растёт сенджусу и непрерывно слышен шум моря, похоронена самая близкая Джи-ха женщина.

Снова Ава. Снова морской запах, пронзительные крики чаек и скрип корабельных снастей. Но многое изменилось здесь с тех пор, как Джи-ха видел этот портовый город в последний раз. Освободившись от власти Ким-джи, Ава начала стремительное развитие. И теперь на улицах можно было заметить огромное количество иностранцев, вместе с ними появилось множество диковинных товаров. Улыбки на лицах людей были не искусственными, как раньше, а самыми искренними. И Джи-ха улыбался всем им, всей Аве в ответ.
Как же в этом обновленном порту найти Гиган? Джи-ха даже не мог предположить, какой жизнью она живёт теперь.

С момента знакомства он знал её только как капитана пиратского корабля и не пытался представить в какой-либо иной роли. Да и была ли она когда-нибудь кем-то иным?..
Капитан Гиган не любила рассказывать о своём прошлом, и все попытки заговорить на эту тему решительно пресекала.
А Джи-ха иногда пытался предположить, какой она была в молодости. Его воображение почему-то рисовало Гиган в мужской одежде, с иссиня-чёрными, ещё не поседевшими волосами, но с неизменной курительной трубкой в руках. Глаза её непременно представлялись ему такими же, как у той Гиган, которую он знал лично.
Потому что её глаза в старости по-прежнему остались молодыми.
«Эх, а ведь вы мой идеал женщины. Если бы я родился лет на пятьдесят раньше...»
Только Джи-ха мог бы произнести такие дерзкие слова в лицо самому капитану, и он прекрасно предвидел её реакцию, но знал, что она поймёт эту шутку. Ведь он был одним из команды её сыновей.
Только женщина, исполненная огромной внутренней силой, могла любить так по-настоящему каждого из них. Однако Джи-ха знал, что для неё он особенный сын. Они познакомились, когда он был ещё ребёнком. У неё, вероятно, не было детей, а у него — родителей. И Джи-ха с самого начала понял, что никого, более похожего для него на истинную мать, чем Гиган, не будет.

Джи-ха беспорядочно перемещался по Аве, врываясь во все места, где могла бы найтись капитан. Совсем скоро он увидит её. Они обменяются парой привычных шуток, и, возможно, она даже пригрозит немедленно вышвырнуть его из города, но каждый из них будет чувствовать невероятную радость этой встречи.
На пристани никто не знал о «старухе-капитане, прихрамывающей, с трубкой и острым взглядом». Вероятно, Гиган всё же решила прервать свою морскую карьеру. А может быть... Она вообще ушла из Авы? Невозможно, она была на многое готова ради жителей этого города. Но, с другой стороны, после того, как она помогла им, что держит её здесь?
Радостное воодушевление сменилось лихорадочным напряжением. Порывистым вихрем Джи-ха пронесся по городу, снова и снова пытаясь найти хоть какие-то сведения. А потом кто-то окликнул его со спины:
— Это ты, Джи-ха?..
Обернувшись, Джи-ха увидел одного из прошлых соратников. Увидеть товарища было необыкновенно радостно. Отрывистые слова приветствий, шутки, хлопки по плечу...
— Друг, а ты знаешь, где капитан?
С тревогой и напряжением зелёный дракон проследил за меняющимся лицом товарища.
— Она... Она умерла.
— Как? Когда?.. — ошарашенно произнес Джи-ха. Он знал, что соратник никогда не стал бы шутить подобным, но поверить всё ещё было сложно. Она ведь была такой молодой, не смотря на все её морщины...
— Через неделю после того, как ты ушёл. Она не болела и не страдала, просто заснула и не проснулась. Она любила море, но мы решили похоронить её в земле.
— Где? — голос прозвучал глухо и хрипловато.
— Над скалой, где растёт сенджусу.

Волны непрерывно разбивались об основание скалы. Это было правильное место для могилы Гиган.
Песня моря стала её единственной погребальной песней.
Но как она могла умереть? Её глаза были такими молодыми.


Название: Изменившаяся
Фандом: Akatsuki no Yona
Герои: Юна (fem!Юн), Иона
Тема: руки
Объём: 440 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Юна осознаёт, что её отношение к принцессе Ионе ошибочно.

Ещё с детства Юна ненавидела императора и всё его ближайшее окружение. За то время, которое ей пришлось провести в такой нищете, что часто она начинала отсчитывать дни до того момента, когда умрёт от голода, если не сможет раздобыть хоть что-то съестное. За тысячи и тысячи таких же бедных деревень, как та, в которой прозябала она сама. За невежество и бездействие... Вероятно, тот император, купаясь в покое и роскоши, даже не подозревал о существовании многих людей, страдающих от его правления.
И её, красноволосую принцессу, выжившую в перевороте, Юна тоже сразу не невзлюбила. Всё то, что она так ненавидела и считала непростительным для правителя страны, казалось, было в Ионе.
Юна ненавидела её неблагодарность, отсутствие малейшего понятия об окружающем мире, излишнюю доверчивость...
А ещё её руки. Руки с крошечными ладонями и кожей, мягкой, как шёлк, каких никогда не было у Юны. Таких нежных и тонких пальчиков просто не могло быть у человека, который хоть раз держал в руках оружие, мотыгу или хотя бы ведро с водой.
Эти руки словно говорили о благородной крови их обладательницы. Но Юна, глядя на свои собственные ладони с сухой кожей и предельно коротко обрезанными ногтями, совсем не завидовала Ионе.
Изящные ладони принцессы были холодны и как-то безвольны. Юна совсем не находила их красивыми, хоть, пожалуй, именно такие руки часто изображались на портретах прекрасных женщин.

А потом руки Ионы начали покрываться волдырями и кровоточить, страдая от хлёстких веток, песка, горячих угольков, кипятка, тетивы лука...
Теперь Юна совершенно точно не завидовала ей, уже по другой причине. И даже сочувствовала.
Но, к удивлению Юны, избалованная во дворце девушка не сдалась. Каждую ночь она выпускала из лука по сотне стрел, а потом пыталась перебинтовать свои руки.
И однажды Юна не выдержала.
— Дай сюда, — травница выдернула из рук принцессы какую-то ветошь и задержала её ладони в своих, осматривая масштабы повреждений.
Прежде нежную кожу покрывало множество царапин, порезов и намечающихся мозолей. Юна осторожно нанесла травяную мазь.
— Какой аромат, — восхитилась Иона.
— Мне тоже нравится.
— Значит, травы. А я всё время пыталась понять, почему ты так приятно пахнешь.
— Хм?.. — Юна с интересом покосилась на принцессу. — Ну, я же милашка, так что мне положено хорошо пахнуть.
Осознав, что всё ещё держит Иону за руки, травница аккуратно отпустила их и, внезапно смутившись, отвернулась.
— Вот это да! Уже стало меньше болеть, — удивлённо произнесла Иона, разглядывая свои ладони.
— Эта мазь снимает боль и ускоряет заживление. Но учти, что ни одни травы уже не сделают твои руки такими, какими они были прежде.
Иона спокойно пожала плечами:
— Но и я уже не стану прежней.
«Она права. И вот что... Теперь её руки мне нравятся гораздо больше, чем раньше».

@темы: Akatsuki no Yona: фандом в целом.(табл.30), .I.4 Тело, #fandom: Akatsuki no Yona