01:35 

20/100

Горбач
Бельфегон
Название: Прошлое.
Фандом: One piece
Герои: Хоукинс, Кид, Киллер и Апу (Пираты Кида фоном)
Тема: I-5, навязчивые воспоминания
Объём: 1064 слова
Тип: джен
Рейтинг: PG
Саммари: Наряду с другими своими восхитительными способностями Хоукинс обнаруживает у себя ещё и способность читать прошлое окружающих его людей.
Авторские примечания: И в этот раз даже без пейринга! А Апу герой, я так щитаю.


Базиль Хоукинс очень любит природу. Больше даже, чем магию. Хотя они, в сущности, неразрывно связаны.
Базиль любит природу за её восхитительную силу. И это единственная сила, перед лицом которой он готов едва не пасть на колени. Он восхищается ей настолько, что не дичится признаться самому себе: она сильнее его. В отношении магии всё немного иначе. В конце концов, он пользуется магическими ритуалами в своих интересах, изучил уже всё колдовское вдоль и поперёк, относится к магии несколько легкомысленно, как к своей неизменной повседневности, которая никуда от него не денется.
С природой всё по-другому. Она - нечто великое, всеобъемлющее, не подчиняющееся предсказаниям, не подвластное ничему. Воплощение силы. Её лик совпадает в видении Базиля с лицом самой судьбы.
Хоукинс поэтому терпит и людей - он уверен, что мог бы обойтись и без них: оградиться ото всего мира на каком-нибудь отдалённом острове, жить там, изучать великое, творить мелкое волшебство и быть совершенно счастливым. Но они, люди, хранят в своих телах и душах столько памяти, что Базилю не терпится попробовать её на свой вкус. Он поглощает чужие воспоминания и в них проходит тысячи дорог, которыми сам никогда не ступил бы, чувствует то, что никогда бы не испытал, видит то, что не мог увидеть.
Пребывая в логове Пиратов Кида, Базиль испытывает целую дюжину эмоций. Находясь рядом с такими эмоциональными людьми, он сам начинает быть подвержен эмоциям.

Первым, чьи эмоции Хоукинс прочитал, вкусил и запомнил, был Апу. Вся его память насквозь пропитана музыкой. Лирические светлые напевы, мелодия счастья и удовольствия. Это были очень приятные воспоминания. Потому что Апу всегда получал то, что хотел.
С самого детства Скречмен ставил себе цели, которые точно знал, что может выполнить. С самого детства весь мир Апу вертелся вокруг неудержимой тяги к музыке, вокруг развитого внутреннего чувства, вокруг таланта. С самого того момента, как Скречмен впервые услышал колыбельные, он почувствовал это - восхищение, желание сравнимое с жаждой, удовольствие, которое вряд ли можно описать. Апу это понял только спустя десяток лет, но уже тогда зародилась любовь. И вся жизнь с тех пор текла мягко-мягко, с не сбиваемым ритмом и уверенной игрой. Апу был задорным счастливцем, и ощущать это на себе было более, чем приятно. Хоукинс симпатизировал Скречмену просто за эти воспоминания - был благодарен.
Эта радость Апу часто вытаскивала Хоукинса из его пучин грусти, то есть, конечно же, не его; не давала погрязнуть в чужих негативных воспоминаниях, как в своих собственных. Киллер и Кид прожили примерно одинаковые жизни - полные жестокости, потерь и боли, невыразимой, безграничной боли. Вся их сила, которую они так усердно пытаются показать, - просто самозащита. Они сами не понимают, откуда она берётся. Базиль не понимает, как они живут до сих пор и чувствуют, вообще что-то. А эмоции у них очень разнообразные, у обоих, разбавляют печали, как их команда разбавляет под конец какого-нибудь празднества ром водой - чтобы Капитан не слёг сразу или не начал сильно буянить.
Команда, к слову, вся такая, будто у Кида это решающий аргумент в сторону нового потенциального члена: если только он не страдал, нечего ему делать рядом со мной. Но речь не о тех парнях - те вполне обычные люди, которым просто не повезло, с кем у судьбы не сошлись пасьянсы на удачу. Их страдания - просто случайность. У Кида и Киллера - это вынужденная необходимость. Видно, в одной из своих прошлых жизней, а может, в каждой из них, они вставали на пути судьбы самым наглым образом, обращались с ней так, как ей больше всего не нравится - не принимали в расчёт. У Кида, конечно, до сих пор это есть, он вообще не умеет учиться, сколько бы ни пробовал: плевал он на "судьбу" - чушь и бредни. Он сам и только он решает, как ему жить, что решать, куда ступать в своём жизненном пути.
Киллер допускает вероятность её существования и даже делает какой-то расчёт на её действия. Поэтому страданий у него меньше. Не то, чтобы его душа меньше разрушена, просто он не умеет так восстанавливаться, как Кид, и ещё у него было меньше разрушающих воспоминаний. Много смертей, но ни одного предательства, ни одного обмана, ни одного фактора, заставившего бы ненавидеть самое своё существование, существование других людей, всех без исключения. У Киллера, вообще-то, нет и желания убивать. Стимул, но не желание. Эту функцию в их команде выполняет Кид.
Кид не задумывается о смерти совсем, он просто вершит её. Он срубает людям головы, протыкает их сердца ножами, вонзает сотни железок им в тела, крушит их сознание массовыми разрушениями. Кид не стесняется использовать в качестве оружия всё, что попадается под руку, всё, что рядом. Винтовки, ножи и мечи, пушки, вилки, протезы, трупы... Не то, чтобы это его месть, но только с этим действием, разрушением, он чувствует себя живым, чувствует удовлетворение. Никакие его развлечения, которыми он себя забивает, никакие напитки, жестокость и сексуальные партнёры множественные, не могут усмирить его жаждущей души. Но Кид и не так плох, как может показаться на первый взгляд: он не хочет чужих страданий, он к ним совершенно равнодушен, как и к своим собственным, - он желает разрушений, это уже переросло в потребность. Разрушение - единственное подлинное удовольствие во всей его жизни. И судьба вечно указывает любезно, что такая жизнь ничего не стоит, но Кид не желает видеть. Рядом с ним люди, вечно ему преданные, хранитель счастья Апу, даже сам Базиль Хоукинс, способный выразить судьбоносные намёки более понятными для Кида способами. Но Кид совершенно слеп, совершенно. В ответ на мановения всесильной природы, Кид ёжится и топчет землю под своими ногами. Он идёт вдоль полей, срывая зёрна с колосьев, заливает цветочные поля кровью, никогда не поднимает глаза к небу, ни-ког-да. Запомнил с детства - после этого очень мечтать хочется, о тёплом, несбыточном и уничтожающем смысл его жизни.

Базиль Хоукинс читает тонны эмоций каждый день, впитывает их в себя, внимает, запоминает. Он становится общим с природным началом, он узнаёт так много...
- Ты же знаешь что-то обо мне? - вечно спрашивает Кид. Это происходит обычно ещё раньше, чем приходит Апу, чтобы вступить с Кидом в драку. Кид сидит за столом и ощутимо нервничает, хмурится, боится вернуться в какие-нибудь из своих воспоминаний, боится, что Базиль напомнит, как только узнает что-то такое, чего лучше бы не знал. Но Базиль очень тактичен (и точно перенял немного рассудительности у Киллера) - не говорит ни слова о том, что уже видел и ощущал. Замечает только:
- Ты слишком много убиваешь. И я не о людях.
Кид хмурится ещё сильнее, покрывается мелкой дрожью, желает напасть на кого-нибудь и разорвать его в клочья, но не находит, на кого. И, конечно же, солнечно-счастливый Апу всех спасает. С самого утра.

@темы: #fandom: One piece, .I.5 Хёрт/комфорт, One piece: Сверхновые (табл.100)

   

Сто историй

главная