18:12 

18/30, Sanctuary, фандом в целом

Восьмая дочь
Оливер Квин — самый опасный омега Стар-Сити.
Название: Эффект зеленого снега
Фандом: Sanctuary
Герои: Хелен Магнус, Джон Друитт, Никола Тесла, Эбби Корриган, Уилл Циммерман, Софи МакРей
Тема: Снег
Объём: 2313 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: враждебность Друитта, Теслы и Магнус становится угрозой планетарной безопасности
Авторские примечания: постканон и слегка крэк

Президент сидел в кресле, откинув голову на специальный валик. Если верить обещаниям "ведущих специалистов" – это должно было помочь от болей в шее и "провоцируемых этим мигреней". Но, на самом деле, очень часто тупую, пульсирующую боль за висками вызывает вовсе не сидячий образ жизни и не неудобное кресло.

Просто у президента выдался ужасный день. То, что не лучше он был у глав других правительств как-то не утешало. Хотя бы потому что опасность нависла над всеми и такая простая, человеческая мстительность не давала никакой радости. Потому что все могут умереть, и никому не проще от того, что кому-то, кто надоел до глубин печенок, тоже плохо.

Все отступало на задний план перед осознанием того, что еще немного и не будет иметь значения, кто кому что задолжал, кто какой кусок материка присвоил много лет назад и должен ли вернуть его по причине исторической справедливости. Потому что, право слово, кому нужны бесплодные, зараженные радиацией, земли?

— Я не верю, что все так ужасно, – сказала жена президента.

Она сидела за столом и читала книгу, глядя поверх очков. Президент не раз порывался спросить ее, в чем же смысл такого действия, но всегда останавливался, предчувствуя, возможную опасность для брака. Есть мелкие привычки, осуждать которые или даже намекать на осуждение, чревато далеко идущими последствиями.

— Все ужасно, – сказал президент. – Нас засыплет зеленым снегом в ядерную зиму.
— Не болтай чепухи, – ответила его жена, – ядерная зима – не подтвержденный наукой факт. Более того – практически опровергнутый.

Она положила закладку в книгу и поправила очки.

— К тому же, даже так, снег не может быть зеленым. Разве что кто-то взорвет специальную атмосферную бомбу с красителем.
— Ты меня утешила, – ответил президент. – Но я все равно против ядерных боеголовок, взрывающихся под моим окном.

Он почти ждал, что его жена начнет говорить нечто в духе: "О, подумай, какие окна, если мы будем жить в бункере?", все-таки, прагматичность этой женщины достигала невероятных высот. Так было не всегда, когда-то она была милой и романтичной... но задатки были давно.

— Разве эти трое будут пилить сук на котором сидят? – спросила жена президента.
— Именно этим они и занимаются вот уже больше ста лет, – не согласился президент, – вместе и по отдельности. Эти трое могут разрушить весь мир только ради того, чтоб выяснить, кто кому не вернул бутылку вина. Помяни мое слово, так и будет!
— И зеленый снег тоже? – насмешливо спросила жена президента.

Сам президент мученически вздохнул.

— Да что ты привязалась к этому зеленому снегу? – в сердцах воскликнул он. – Хватит и того, что эти трое нажмут на свои красные кнопки!

"Эти трое"... Давняя... даже не заноза – гвоздь в сидении любимого стула.

Первая из них, Хелен Магнус, глава сети Убежищ, влиятельная не только из-за личной помощи многим важным людям в правительстве практически любой страны мира, но и потому, что держит в руках рычаги управления абнормальным сообществом. Существовала теория, что первоначально весь проект Убежища был призван создать античеловеческую организованную армию, но позже приоритеты сменились... Или не сменились.

Второй, Никола Тесла, не менее гениальный, чем изначально, как известно истории, но более умудренный жизнью. Владелец прав на огромное число разработок, получающий долю в продаже практически любого высокотехнологичного продукта. С тех пор, как он перестал работать с правительством – поднялся сам до невероятных высот. Официально – он скупил около четверти всего мира... а неофициально – где-то половину.

Третий, кажущийся, в основном, безвредным, Джон Друитт. Новый мессия, основатель школы Прощения и Воскрешения. Он бы был одним из сотен тысяч прочих сектантов, не будь он действительно, в некоторой мере, излеченным от одержимости. К тому же, Друитт не требовал отречься от мирских богатств или отдать их ему. Его религиозное учение вообще было весьма попустительским и привлекало в свои ряды многих людей.

Итого: трое условно-бессмертных, с опытом столетней выдержки. Наделенных властью над извечным меньшинством, обиженными абнормалами, готовыми вцепиться в глотку чужаку; деньгами, чтоб нанять любую армию, какую будет угодно; и влиянием на умы людей.

И теперь, как оказалось, у каждого из этой радостной троицы был свой склад с ядерными боеголовками. Под Ванкувером у одной (ох, кто бы мог подумать), где-то в Африке у второго (злые языки говорили, что именно там, где были захоронены древние вампиры), и в России у третьего (все же, именно загадочная душа этого народа чаще склонна с радостью принимать пророков различных сортов).

— Заставьте их поговорить, если в этом проблема, – продолжала гнуть свою линию жена президента.
— Думаешь, это просто?!!
— Я не могу понять, это же волнует не только тебя, но и других президентов, премьер-министров, королей и этих... генеральных секретарей, или кто там?..
— Да. Хорошо, – буркнул президент. – Я подумаю.
— Ты не подумаешь, ты сделаешь.
— Не учи меня моей работе! – возмутился президент.
— Любовь моя, именно этим я занимаюсь уже не первый год.

Президент вздохнул: спорить с женой было бесполезно и он это знал. К тому же, предложенная ей идея могла пройти. Тем более, что особого выбора у них не имелось.

К искреннему удивлению президента, лидеры прочих стран согласились с необходимостью помирить Друитта, Теслу и Магнус. И не только главы официальных правительств, а и руководители всевозможных частично и полностью засекреченных организаций и даже некоторые магнаты.

— Перспектива твоего зеленого снега их всех напугала, – со смехом сказала жена президента. – На самом деле это можно так и назвать. "Эффект зеленого снега", неплохо по-моему. Ты не против?
— Нет, – буркнул президент.

Жена президента писала книгу по социологии и всегда с большой радостью использовала опыт мужа. Как она утверждала: пока ее труд выйдет в печать – президента успеют много раз сместить с его поста, так что волноваться не о чем.

***


Таким образом, при участии массы заинтересованных людей, активной рассылке просьб (а так же угроз и увещеваний) в одной комнате получилось собрать трех самых опасных людей на планете: Хелен Магнус, Николу Теслу и Джона Друитта.

Когда все трое оказались вместе – повисло предгрозовое молчание. Они стояли друг напротив друга: Тесла в дорогом, с иголочке, костюме; Магнус в темно-коричневом платье и Друитт, чей серый балахон ярко контрастировал с одеждой остальных.

Первым тишину нарушил Тесла.

— Джонни, а ты оброс, – сказал он, – прямо хочется вернуть лысину назад.
— То есть, – ответил Друитт, – ты собираешься вырвать мне волосы?

Магнус кашлянула.

— С учетом современных фильмов, – отметила она, – можно считать это признанием в любви.[1]
— Хелен, да как ты могла что-то такое подумать? – возмутился Тесла. – Я собирался поджечь его новоприобретенную шевелюру.
— Если мы переходит к рукоприкладству, то, пожалуй, стоит выйти на свежий воздух, – не остался в долгу Друитт.
— Джон, хватит, – сказала Магнус.
— Нет-нет, пусть продолжает, – со странной веселостью, заявил Тесла, – хочу послушать весь список его угроз.
— Зачем же слушать, если я могу их воплотить...

Президент (а именно он был вынужден присутствовать здесь лично, в то время, как остальные власть имущие обошлись видео-конференцией) понял, что ему нужно вмешать.

— Давайте сядем, как цивилизованные люди, – попытался он прервать словесную перепалку.

Не слишком успешно. Его просто проигнорировали.

— ...Если вспомнить про то, как ты чуть было не разрушил временной континуум, – возмущалась Магнус.
— Я извинился. Трижды, – ответил Друитт.
— Ох, будто от этого кому-то легче, – встрял Тесла.
— А ты бы вообще молчал, мистер: "Я создал беспроводное электричество и гора... какая гора?".
— Эй!
— Никола, он прав.
— Так ты на его стороне?!!

Президент глубоко вздохнул, посмотрел на коллег, молчаливых и крайне заинтересованных происходящим, и сделал широкий шаг, который позволил ему оказаться между ссорящимися.
— Сядьте, – рявкнул президент, а потом смущенно добавил: – Пожалуйста. Если вам не сложно. Мы же собрались здесь, чтоб цивилизованно обсудить ваши разногласия.

Тесла фыркнул и открыл рот, чтоб, без всякого сомнения, ответить нечто язвительное, но Магнус его опередила.

— Ладно, – сказала она, – полностью согласна.

И прошла к столу, у которого стояло четыре стула. Она опустилась на один и чинно сложила руки на коленях. Друитт и Тесла переглянулись и последовали ее примеру.

Президент сел последним.

— Все мы наслышаны о проблеме, – заговорил премьер-министр, активнее всего настаивавший на поддержке проекта встречи.

Президент опасался, что дражайшая супруга позвонила ему вчера вечером, но доказательств не было. К тому же он был рад, что слово взял коллега, отделенный от комнаты не только экраном, но и океаном. Потому что у него самого такой защиты не было.

— У нас нет никакой проблемы, – миролюбиво сказала Магнус, поправляя волосы. – Очевидно, она есть у вас.
— Очевидно, с ядерным оружием, – поддакнул Друитт.
— Очевидно, я к этому отношения не имею, – добавил Тесла. – Что? У меня нет ядерного оружия.
— Ох, Никола, – сказала Магнус, – здесь все свои.

До того, как они снова начали перепалку, которая, похоже, была естественным состоянием, говорить начала другая премьер-министр.

— Вы же понимаете, – произнесла она чуть нервно, – что мы не можем быть спокойны, наши народы не могут быть спокойны, пока в чьих-то руках сосредоточена такая сила.
— В чьих-то противоборствующих руках, – через переводчика сказал еще один правитель, чьего статуса президент точно не помнил, как, впрочем, и конкретного расположения страны, кроме: "Где-то в Азии".
— Да-да, – устало сказал Тесла, – все боятся ядерной войны. Вы боитесь ядерной войны, я боюсь ядерной войны, Джонни, ты боишься ядерной войны?
— Заткнись.
— Вот видите, Джонни не боится, в этом-то и проблема.
— Я ничего не утверждал, друг мой.
— Ах, теперь друг?

Президент заметил, что Магнус прикрыла рот ладонью и ее плечи слегка трясутся. "В этом нет ничего смешного", – подумал президент, но вслух не сказал. Потому что нельзя вслух одергивать женщину, у которой под Ванкувером атомные бомбы.

— Спасибо, что организовали эту встречу, – громко сказала Магнус, – это очень... познавательно, но, боюсь, у меня много дел и я вынуждена вас покинуть.

Полсекунды было тихо, а потом лидеры стран принялись говорить все вместе, прося ее не уходить и утверждая, что разговор можно повернуть в нужно русло.

— Хорошо, – сказала Магнус, когда поток слов чуть иссяк, – что конкретно вас волнует?
— От оружия мы не откажемся, – быстро сказал Никола. – Ну... насколько я знаю Джонни... он точно не откажется!

Друитт скептически на него посмотрел, но комментировать не стал.

— Мы не требуем отказываться, – ответил президент и оглянулся на премьер-министра (того, что явно говорил с его женой) за поддержкой.
— Мы просим вас только помириться, – сказал другой президент и его коллеги закивали, одобрительно загудели и вообще всячески выразили свое согласие.

Трое участников встречи переглянулись.

— И как по вашему мы должны это сделать? – спросил Тесла.
— Все есть в папках, которые лежат перед вами, – сказал президент.

Перед каждым сидячим местом небольшого круглого стола действительно лежала папка с основными положениями о примирении, которые разрабатывались ведущими психологами и юристами всех участвующих в процессе стран и организаций (то есть, фактически, лучшими во всем мире).

В молчании, Тесла, Друитт и Магнус принялись изучать документы. Последняя закончила быстрее всех, пожала плечами и сказала:
— В целом, я согласна, но мне интересно, как вы собираетесь контролировать выполнение условий.
— Мы надеемся на вашу честность, – это сказала молчавшая до сих пор глава сверхсекретной всемирной организации.
— Особенно ты? – мило улыбнулась Магнус.
— Лично мне вы никогда не врали, доктор, – ответила она, – даже, когда объясняли риски... подражания Эллен Рипли.[2]
— Пока мы не ударились в ностальгию, – мрачно сказал Тесла, – я бы хотел уточнить пару пунктов.
— Я тоже, – согласился Друитт.

Президент постарался не паниковать, его предупреждали, что так и будет, и спросил:
— Каких?
— Ну, к примеру, вот здесь вы требуете, чтоб мы втроем появлялись не менее чем на пяти общественных мероприятиях в год. А если у нас будут проекты?
— Или другие обязанности, – кивнул Друитт, – к тому же, мне не нравится требование "поддерживать в меру сил любые начинания и проекты других двух сторон".
— Обратите внимание, – быстро сказал президент, – что там же есть пункт про возможность заблокировать проект двумя голосами против одного.
— Нет, ну как быть с мероприятиями? – гнул свое Тесла.

Слово взяла премьер-министр, чьи психологи настаивали именно на числе "пять":
— Можно сократить до трех, – сказала она. – Но тогда это должны быть крупные мероприятия, с журналистами, как минимум, десяти каналов.
— Национальных, – добавил кто-то еще из глав государств и остальные поддержали.
— Это не проблема, Никола, – мирно сказала Магнус, – но вопрос контроля и возможных санкций меня волнует больше.
— Все просто, – заговорил представитель той страны, которая активнее всего поддерживала Друитта, – если вы будет нарушать: люди отвернуться от вас. Ваши соратники, ваши верующие и ваши сотрудники.
— Неа, – сказал Тесла, – я хорошо плачу сотрудникам... в отличие от некоторых.

Он выразительно посмотрел на Магнус, а она ответила ему недоброй усмешкой.

— Знаете, – Друитт пролистал контракт еще раз, – совместные мероприятия, поддержка, уважение и отсутствие активных публичных оскорблений... "Не вовлекать другие стороны в конфликтные ситуации без острой на то нужды"... здесь явно не хватает пункта: "Пока смерть не разлучит вас".
— Посмотри шестьдесят четвертый пункт, дополнение три, – ангельским голосом сказала Магнус.

Друитт посмотрел. Тесла тоже пролистал свои документы и восхищенно процитировал:
— "В случае смерти одной из сторон – данное соглашение корректируется, но не меняет своей первоначальной сути, в случае смерти двух сторон – данное соглашение аннулируется полностью".
— А если мы убьем друг друга, то тут тоже ограничения, – заметил Друитт, – и даже что-то о возможности мести.

Тесла рассмеялся.

— Послушайте, у нас тут даже есть священник, Джонни, обвенчаешь нас?
— Я бы рад, – спокойно ответил Друитт, – но моя религия запрещает употреблять алкоголь, так что тебе не понравится.
— Скажи, а этот запрет ты ввел специально, чтоб убедиться, что я не вступлю в твою секту?
— Даже в мыслях не было, старина.

Президент прокашлялся.

— Если хотите, – сказал он, – можете вызвать собственных юристов или забрать документы для подробного изучения. Но настоятельно просим принять решение как можно быстрее.
— Я уже приняла, – сказала Магнус и взяла ручку, – я не уверена, что верно вижу, где конкретно ставить подпись. Вначале и в конце, верно?

Друитт глянул на нее и тоже взял ручку. Все главы государств в разных уголках мира затаили дыхание.

— Мы об этом пожалеем, – буркнул Тесла, но тоже подписался, убедившись, что двое других уже это сделали. – Как целоваться будем, по очереди или все вместе?
— Думаю, – сказал президент, – мы можем обойтись без этого.

Когда трое, уже связанных специализированным пактом о ненападении, покидали зал, Магнус обернулась и сказала:
— Что ж, ты можешь больше не бояться зеленого снега и ядерной зимы.

***


— Ты ей звонила? – тем же вечером спросил президент у своей жены. – В смысле, Магнус.
— У меня сохранился ее телефон с того самого эпизода с нуббинами, – не стала отпираться жена президента, – а потом она дала мне новый. На случай непредвиденных проблем.
— И ты сказала только сейчас? Когда все... почти...

Президент потерял дар речи, а его жена только поправила очки и вздохнула.

— Ты же много лет работал с Магнус, – сказала она, – мог бы и не сгущать краски.
— Я как раз и не сгущаю, – ответил президент. – Это ты не понимаешь всей ситуации.

Его жена пожала плечами.

— Может быть. Но я эмпат, если ты забыл.
— Конечно нет, Софи, – устало сказал президент, – я не забыл. И... спасибо.
— Пожалуйста, Уилл, – ответила она, – ты всегда можешь на меня положиться.


[1] автор предположил, что в мире постканона вышел третий 13-ый фильм по Треку и третий за авторством Абрамса. И там пейринг Кирк/Спок стал официальным, а обещание "вырвать его идеальную челку" тоже официально стало показателем отношений имеющихся или будущих.
[2] Эллен Рипли - персонаж франшизы о Чужом. Отсылка к эпизоду 4x08 "Fugue", когда из Эбби через живот вытаскивали чуждый организм и это невольно напоминало о...

@темы: Sanctuary: фандом в целом.(табл.30), .III.4 Погода, #fandom: Sanctuary

   

Сто историй

главная