Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:29 

1/30

bfcure
А потом он пол фильма ходил в килте и молчал. Потому что артхаус.
Название: Reference Point
Фандом: Sanctuary
Герои: Уилл Циммерман/Хелен Магнус, Деклан МакРей, упоминаются Джеймс Уотсон и Джон Друитт
Тема: Помоги мне
Объём: мини, 1677 слов
Тип: джен с намёками на гет
Рейтинг: PG-13
Саммари: Уилл и Хелен приезжают в гости в Лондонское Убежище.
Авторские примечания: AU, флафф, ангст, пост!канон
Отказ: Чай с МакРеем не пил, розетки с Теслой не закорачивал


— Перелёт был долгим, так что предлагаю продолжить завтра, – Хелен встает с кресла, и Уилл в который раз удивляется, как при этом ей удаётся сохранить грациозность: это плюшевое безобразие просто создано для того, чтобы нормальный, обычный человек утонул в нём по шею без всякой надежды выбраться из удушающих мягких объятий.
— Поддерживаю, – с неприкрытой радостью отвечает Деклан. Судя по его виду, последний раз он спал где-то в прошлой жизни и совсем не против исправить это упущение.

Они в Лондоне. Официально – чтобы обсудить с МакРеем абнормалов из Плоской земли и положение в целом, а неофициально… Уилл почти уверен, что Хелен Магнус было необходимо хотя бы на несколько дней оказаться как можно дальше от руин замка в Старом городе.

Подземное Убежище поражает воображение своими технологиями и размахом, его с полным правом можно назвать Праксисом-2, но замок был их приютом, обжитым местом, где знаком каждый миллиметр и где под защитой каменных стен они ощущали себя в безопасности по-настоящему, той безопасности, что не обеспечивается сигнализацией или силовыми полями, потому что, как известно, дома и стены помогают.

Но эти стены превратились в пепел, и Хелен, оставив дела на дружную троицу (Генри и решивших остаться в новой версии Убежища Кейт и Гэрриса), купила два билета на самолёт.

Деклан деловито и целенаправленно собирает чашки с остывшими остатками чая, поэтому его спокойный вопрос становится для Уилла полной неожиданностью:
— И чего ты стоишь? Кого ждёшь?
— Не понял?
— Иди за ней.
— Хелен это не понравится, она хочет побыть одна.
— Неправда.
— Откуда тебе знать?
— Оттуда же, откуда мне известно, что нам всем сейчас хреново с большой буквы «Х», а мы мило болтаем, нацепив вежливые улыбочки и делая вид, что всё в порядке. Так вот – ни фига не в порядке, всё очень плохо!
— Кто бы жаловался, тебе-то не понадобилось взрывать Убежище.
— Тем не менее, у нас есть запасной аэродром в Шотландии, благодаря тому, что Хелен предупредила Джеймса. А нашим коллегам в Уэльсе и Северной Ирландии большое спасибо за работу с местными абнормалами и населением. Уилл, то, что у нас не вспыхнула война, это вопрос везения и долгосрочного планирования, только и всего. Хелен пришлось труднее.
— Ну, она же глава всей Сети.
— Именно. И наверняка ты заметил, что она на пределе. И если ты сейчас не пойдёшь к ней, я лично отволоку тебя в библиотеку и запру дверь.
— Тебе-то это зачем?
— Просто я не хочу отвечать за все Убежища мира, если Хелен свалится с сердечным приступом. Мне своего дурдома хватает, честное слово.

Уилл следует за Декланом в кухню, мысленно подбирая слова, но возразить ему, по сути, нечего. Хелен действительно устала, хотя она никогда не признается в этом. И он отдал бы всё на свете за возможность как-то ей помочь, но он не имеет ни малейшего понятия, как к ней подступиться – когда Хелен проводит границы, они прочнее и выше Великой китайской стены.

Мытьё посуды успокаивает, есть в этом действе что-то медитативное, и Уилл автоматически бёрётся за полотенце.
Тишину нарушает Деклан – убрав на полку последнюю чашку, он оборачивается и пристально смотрит на Уилла с пугающе открытым выражением на лице, от которого тому становится несколько неуютно.
— Слушай, мы все что-то потеряли за эти четыре года, но Хелен потеряла больше всех. Ты нужен ей.

Уилл вздыхает. Джеймс, Эшли, Друитт, Убежище. И Адам Ворт. Хелен не сдержалась лишь однажды – когда Ворта привезли в «старое» Убежище, и стало ясно, что Хелен заразилась от него. Она проскочила мимо Уилла, зажимая рот рукой, чтобы заглушить всхлипы, но это было всё. В остальное время её глаза абсолютно сухие. Суше, чем песок в сожжённой солнцем пустыне.

— Потому что я её протеже?
В голосе Уилла одновременно горечь и смирение.
— Нет. Потому, что она может на тебя положиться. А это главное – чтобы рядом был тот, на кого ты можешь рассчитывать. Всегда.
Уилл думает: «А кого рассчитывал ты?». Ответ очевиден. На Джеймса Уотсона. Который умер далеко отсюда, и теперь Деклан МакРей может рассчитывать лишь на себя самого.
— И ты был рядом, когда она в тебе нуждалась больше всего.
— Этого мало.
— Только потому, что мы молчим.
— Откровенный разговор что-нибудь изменит?
— Не сразу. Мне до сих пор больно говорить о Джеймсе, но если я продолжу молчать, я его забуду, а это намного больнее.

«Ничего ты не понимаешь». Хелен – недосягаемая звезда, он, Уилл, способен лишь кружить на её орбите, не в силах преодолеть расстояние размером с протянутую руку. Вслух он произносит:
— У меня та же комната, что и в прошлый раз?
Деклан фыркает, словно Уилл только что сморозил несусветную глупость.
— А ты не задумывался над тем, что мы – это точка отсчёта?
— Отсчёта чего?
— Не чего, а для кого. Для таких, как Хелен. Как Джеймс. Они прожили так много, что забыли, каково это – быть кем-то обычным, ничем ни примечательным. Кем-то несовершенным и уязвимым. Мы напоминаем им об этом. Поэтому мы здесь, в Убежище – они ориентируются на нас, мы ориентируемся на них. Когда работаешь один, легко потеряться и перегнуть палку.
— Ну да, они абнормалы, и мы учим их человечности.
— Мы учим друг друга. Джеймс много раз повторял мне, что человечность не является прерогативой Homo Sapiens.
— Значит, точка отсчёта?
— Да.
— Интересная теория.
— Не моя, к сожалению. Поговори с Хелен, и тогда я наконец смогу перестать притворяться Капитаном Очевидность.
— Недолюбливаешь старину Кэпа?
— Когда я служил в спецназе, я был майором. Спокойной ночи.

В библиотеке темно – единственной настольной лампы недостаточно, чтобы разогнать мрак. Хелен сидит на диване, закутавшись в клетчатый плед, и Уилла охватывает неожиданная злость.

Пятерка студентов из Оскфорда, связавшие себя экспериментом крепче, чем сообщники – общим преступлением. И где они все, когда они так нужны?
Гриффин и Уотсон умерли, и к ним Уилл не имел никаких претензий.
Друитт же пропал неизвестно куда, но и раньше он не торопился встать рядом с Хелен, когда она ему это позволила бы. Друитт не пришёл на похороны Эшли, исчез после дорого давшейся победы над Культом, и долго о нём не было никаких известий.
А после взрыва Убежища куда-то подевался Тесла.

Точка отсчёта. Что-то в этом есть. Уилл садится на краешек дивана в непосредственной близости от Хелен – их колени практически соприкасаются. Кажется, она никак не реагирует на его присутствие. К чёрту, решает он и медленно выговаривает, потому что внезапно сдавило горло:
- Мне его не хватает. Здоровяка. Я ненавижу «Сумерки», а у него была дурная привычка читать мне эти книжки, когда я болел. Я бы всё отдал за то, чтобы услышать очередную главу. Забавно, автор филолог по образованию, а запас слов меньше, чем у мексиканца, что впервые пересёк границу.

Хелен не поворачивается, но её пальцы находят его руку и сжимают его ладонь.
- Я хотела бы уметь рисовать не только в мире, созданном для нас психочервем, - говорит она глухо, будто простудилась и охрипла. – Мне это нравилось. Странно, но у меня сохранилось не очень много фотографий Эшли. Я уже не помню, как звучал её голос, когда она смеялась. Как выглядела, когда была счастлива. И какого цвета были её глаза.

Уиллу очень хочется погладить её по голове, но это слишком, и он довольствуется тем, что обнимает её, осторожно прижимает к себе, вдыхая запах её шампуня и духов – морскую свежесть… и непролитые слёзы. Впрочем, непролитыми им остаться не суждено – вскоре ворот его футболки промокает насквозь. И против его ожиданий после Хелен не отодвигается, а наоборот, обнимает его в ответ, не произнося ни слова.

Господи, она на самом деле ему доверяет, и одно осознание этого факта вызывает желание заплакать. Они вытягиваются на диване во весь рост, близко-близко – диван узкий и неудобный, но Уиллу плевать: Хелен засыпает на его плече, и охраняя её сон, он чувствует себя драконом, защищающим нечто более драгоценное, чем старинное сокровище.

Когда он просыпается, из кухни доносятся дурманящие ароматы имбиря, перца и печёного теста.
— Хочешь печенья? – спрашивает Деклан, кивая на блюда на столе: руки у него заняты сковородкой, в которой скворчит омлет, а фартук с НЛО и зелеными человечками невольно заставляет улыбнуться.
— Ты готовишь?
— Исключительно когда нервничаю. Некоторые люди нарезают круги по потолку, другие пьют настой пустырника, а я пеку печенье. По рецепту моей мамы.
— Вкусно, – бормочет Уилл с набитым ртом. – И что, даже завтрак дадут?
— Через пять минут. Хелен ещё спит?
— Да.
— Пусть спит. Она заслужила.
— Я не спросил вчера… А тебе есть с кем поговорить? Не хочешь – не отвечай, это не моё дело, но…
— … мы вроде как друзья.
— Ага.
— Есть. Алистер Найт*. Психолог и эмпат, при гостях изображает Тень отца Гамлета и сливается с обоями. Знаешь, когда я пришёл к нему на приём, я и не подозревал, что найду хорошего друга.
— Психолог?
— Узкого профиля. Помогает тем, у кого… определённые проблемы.

Уилл удерживается от прямого вопроса, но любопытство явно не получается скрыть, и Деклан закатывает рукав рубашки. Вдоль предплечья идут три косых продольных царапины, которые почти зажили, но всё равно определить их происхождение не составляет труда.
— Алистер работает со мной уже год. Иногда случаются рецидивы, но редко, и я думаю, что больше их не будет.
Деклан не оправдывается, таким тоном констатируют факт, и Уилл чувствует, как угрызения совести разбавляет облегчение.
— Но всё равно, звони, прилетай в любое время дня и ночи, хорошо?
— Договорились. Ещё чаю?
— Не откажусь.
— Смешно, но только когда я начал ходить к специалисту, до меня дошло, как быстро я забыл, как жить обыкновенной жизнью. Как мы все забыли. Без цели бродить по улице, пить кофе с пирожным в кафе на набережной…
— Хрустеть печеньем на обзорном колесе, – подхватывает Уилл. – Сам не знаю, почему я это сказал.
— Кстати, печенье вам с Хелен я могу выдать с собой.
— Это намёк? Хелен откажется
— Поставь её перед фактом. Отдых ещё никому не вредил. К тому же, прогулки на свежем воздухе способствуют появлению умных мыслей. А умные мысли нам сильно пригодятся.

Уилл поднимается наверх с кульком печенья, пластиковыми стаканчиками и бутылкой вина.
«Отличный год, - Деклан вынырнул из погреба с заговорщицкой улыбкой, - и последний образец – до него Тесла добраться не успел».
«Значит, и правда прекрасный год, - рассмеялся Уилл, - Никола пить что попало не станет и под дулом автомата».

Хелен мирно дремлет под пледом, и Уилл тихонько присаживается рядом. Лондонское колесо обозрения – туристическое место, но он уже представляет и раскачивающуюся кабинку, и ветер в лицо, и пикник на высоте ста тридцати метров. В реальности, конечно, будет не так, и наверняка пойдёт дождь – погода в Лондоне меняется чуть ли не ежеминутно, но что-то подсказывает ему, что сегодня – хороший день, и чёрная полоса постепенно растворяется в белизне наступающего утра.
_________________________________________________
*ОПМ из фика "Восемь вечера после войны"

@темы: Sanctuary: Джеймс Уотсон, Деклан МакРей, Джон Друитт (табл.30), .I.5 Хёрт/комфорт, #fandom: Sanctuary

Комментарии
2013-02-28 в 11:44 

Восьмая дочь
Doing the right thing isn't always the right thing to do.
Очень теплый и милый фанфик. Отдельное спасибо за Здоровяка. Действительно как-то с ним все печально получилось :-(

2013-02-28 в 11:46 

bfcure
А потом он пол фильма ходил в килте и молчал. Потому что артхаус.
Восьмая дочь, спасибо. :shuffle::pink:
сценаристы зря его угробили - всё равно это были последние серии, могли и в живых оставить :weep3:

2013-02-28 в 12:34 

Киса Ванская
Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
bfcure, Так планировали же еще 5-ый сезон, а потом резко передумали.

2013-02-28 в 12:36 

bfcure
А потом он пол фильма ходил в килте и молчал. Потому что артхаус.
Киса Ванская, возможно, но у меня сложилось впечатление, что там с пятым сезоном с самого начала были непонятки - будет или нет, и они решили снять красивый финал без клиффхангеров... :pink:

2013-03-11 в 02:20 

Luky-chan
Очень хорошая работа! прекрасный текст!

2013-03-11 в 02:48 

bfcure
А потом он пол фильма ходил в килте и молчал. Потому что артхаус.
Luky-chan, спасибо! :shy:

   

Сто историй

главная