Восьмая дочь
Оливер Квин — самый опасный омега Стар-Сити.
Название: Блондинка в розовом
Фандом: Sanctuary
Герои: Уилл Циммерман/Эбби Корриган
Тема: Розовый
Объём: 790 слов
Тип: гет
Рейтинг: PG
Саммари: "Блондинка в розовом, что может быть оригинальнее?"


Эбби обожала розовый цвет. Это довольно банально, правда? Именно потому она редко могла позволить себе его надевать.

Она знала историю и знала, откуда первоначально пошло, что розовый - женский цвет. Ведь красный считался дворянским, а жены и дочери аристократов выбирали для себя более "разбавленную" версию цвета, подходящего по статусу их мужьям и отцам. Значит, в розовом не было ничего крамольного. Наверное. Вероятно. Не в современности.

С детства Эбби не видела ничего плохого в розовом: у нее был розовый костюм феи, розовые футболки и платья, розовое спальное белье и дневник с розовой обложкой. Конечно, у нее еще был черный костюм ведьмы, одежда всех цветов радуги и кремовый ковер в комнате. Вокруг Эбби не было засилья розового цвета, но она всегда уверенно говорила, что любит его больше всего.

А потом был подростковый возраст и оказалось, что все не так хорошо.

Фраза: "Мне нравится розовый цвет", из уст Эбби вызывала массу реакций.

— Ну, да, – говорила Трикси, встряхивая своими темными кудрями, – блондинка в розовом, что может быть оригинальнее?
— Розовый – это не модно, – вторила ей Элеонора, – девушкам с нашим цветом волос следует выбирать нечто более дерзкое.

Сама она носила такие юбки и джинсы, что иногда казалось, что она бы менее дерзко смотрелась голой.

— Нет, ну почему, – отмечал Скотт, – будет еще одна Баббл.

Баббл на самом деле звали Келли Смит. Она носила все только розовое, у нее был розовый рюкзак, розовый брелок, розовые обложки для книг, розовые ручки и карандаши... Баббл даже волосы красила в розовый цвет и носила очки с розовыми стеклами.

Быть той, о ком шепчутся за ее спиной Эбби не хотела. Потому она, послушав всех своих друзей и приняла решение отказаться от розового. А будущий агент Эбби Корриган всегда все делала капитально.

Ее мать шутила, что Эбби объявила войну розовому. Потому что та скрупулезно следила за тем, чтоб в ее гардеробе не затесалось чего-то этого цвета, выкинула все розовые вещи, так или иначе изжила из своей комнаты все, что содержало пусть малую долю розового. Пока он почти полностью не исчез из ее жизни. Какое-то время, Эбби даже отказывалась принимать в подарок что-то такого цвета.

— Это слишком, – сказал как-то за ужином отец, когда Эбби отодвинула тарелку, потому что подливка показалась ей подозрительно-розовой.
— Ну, – рассудительно мама, – это лучше, чем она бы подалась в эти ужасные... ужасные... какие сейчас существуют субкультуры?
— Я не знаю, – ответила Эбби, – никогда не интересовалась.
— Ну, вот... – мама вздохнула. – Хотя я была бы не против хиппи.

Эбби не знала обижаться ей на реплику матери или нет. Вообще, позже она поняла, что ее родители были удивительно спокойными людьми. Ни разу, кроме того вечера и пары отстраненных реплик, они не упрекнули Эбби. А ее странность просто принимали. Ну, не хочет ребенок приближаться к розовому. Ее дело.

Шли годы, Эбби поступила в колледж. И начала понимать, что в подходе "никакого розового" слегка погорячилась. Но все равно, она каждый раз дергалась, когда консультант в магазине приносил ей розовую одежду. Одно дело, если она выбирала ее сама, а другое – когда кто-то предлагал. Было в этом что-то издевательское. Будто над ней сейчас начнут смеяться. Эбби понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать.

И это несколько осложняло ее жизнь.

— То есть, мне не дарить тебе розовые цветы? – спросил Уилл, когда Эбби решилась ему об этом всем рассказать.
— Против цветов и косметики я ничего не имею против. И вообще против розового, просто... не хочу быть типичной блондинкой, знаешь ли.

Эбби почти ждала, что Уилл начнет над ней подтрунивать по этому поводу. Так всегда делали ее парни: им казалось забавным шутить на эту тему. И они крайне удивлялись, когда получали отповедь от Эбби. Ведь правда, что такого, весело же... всем, кроме нее.

Но Уилл просто кивнул и словно бы забыл о том разговоре. Он не пытался переубедить ее и вряд ли даже слишком сильно задумывался насчет розового цвета. Может быть, это было в его характере: принимать людей, как есть, а может сказалась работа в Убежище.

"Интересно, – подумала как-то Эбби, – а есть абнормалы с непереносимостью какого-то цвета?". Уилл как раз пришел к ней в гости и принес букет цветов. Красных.

Впрочем, разговор о розовом у них как-то все-таки произошел.

После того, как Эбби носилась по всему Убежищу, превращаясь в монстра, а потом пела дуэтом то с Уиллом, то с Магнус, после операции в стиле Чужого... в общем, после тех событий, они затронули эту тему.

Уилл закончил с обычной беседой по схеме: "Ты в порядке? Ты точно в порядке?" и сказал:
— Знаешь, ты права, розовая пижама шла тебе меньше синей!
— Это еще почему? – спросила Эбби, не понимая, о чем он говорит.
— В синей ты пыталась меня изнасиловать, а в розовой – сброситься с крыши, сказав на прощанье, что любишь.
— Будешь много болтать – могу что-то из этого устроить. И без синей пижамы!

Уилл улыбнулся.

— Я рад, что ты в порядке, – сказал он.

@темы: Sanctuary: фандом в целом.(табл.30), .IV.1 Цвета, #fandom: Sanctuary