23:51 

4/100

Гейко с нагината
И снова в дороге мы встретим рассвет(С)
Название: Око бури
Фандом: Legend of the Galactic Heroes.
Герои: Ян Вэньли/Фредерика Гринхилл
Тема: Счастье
Объём: 436 слов
Тип: гет
Рейтинг: PG


Окончив школу, она почти ничего не носила, кроме брюк, — белых форменных на занятиях и службе, практичных джинсов в отпуску или строгих со стрелками, когда требовалось придать себе не только официальности, но и какой-никакой элегантности.
Ничего удивительного, что она совсем отвыкла от платьев — даже простых и коротких, что уж говорить о длинных и пышных, вечерних. Или свадебных.
Шелковистая паутина чехла сжимает ноги, обволакивает и опутывает, тяжелый широкий кринолин с драпировкой превращается в непреодолимое препятствие. Если бы не он, она могла бы быть ближе к своему жениху. Они и так слишком долго были совсем рядом, но слишком далеко.
От белоснежных перчаток, от которых болят пальцы, Фредерика отказалась наотрез, как ни настаивала Ортанс. На своей свадьбе ей не нужны досадные помехи, она хочет ощущать не враждебный холод шелка — или из чего там сделаны эти перчатки — а родную теплоту чужой — уже не чужой ладони.
Тысяча маленьких помех, пятен на солнце, от которых оно еще ярче. От которых счастье счастливее.
Она заслужила это. Теперь он ее, а она его. И никто и ничто их друг у друга не отнимет. Больше не нужно бояться, что они не успеют.
Война окончена, началась политика.
— Продолжение другими средствами, — шепчет он уголком губ.
— Что… — она запинается, пробуя на вкус новое слово, — дорогой?
Оно колкое, терпкое и сладкое, как сухое шампанское. Его хочется повторять, чтобы оно дрожало на губах. Но он говорит, и она умолкает.
— Война — это продолжение политики другими средствами, и наоборот: политика — продолжение войны. Я бы хотел обещать тебе долгую безоблачную жизнь, но не могу. Для этого тебе лучше было бы выбрать кого-то другого.
— Я не боюсь, — говорит она, прижимаясь плечом к его плечу. — Я верю, что все будет хорошо, мне так спокойно. Я понимаю, что это затишье перед бурей…
— Хуже. Мы сейчас в оке урагана, — говорит он, обнимая ее одной рукой — осторожно, словно боится ее сломать или попортить платье. — Бывает иногда, морское судно попадает в бурю, его швыряет, бьет, но вдруг все стихает. Это просто оно попало в центр бури, там всегда спокойно. А потом ураган проходит, и буря продолжается.
— Я не боюсь, — она поворачивается к нему. — Я давно ничего не боюсь, еще с Эль-Фасиля. — Ты ведь у нас волшебник.
Она закидывает руки ему на шею и прижимается ближе.
— Ты меня переоцениваешь, — он проводит ладонями по ее лицу, касается губами волос, щек, лба. — Я могу предвидеть, но не могу предсказать. — Он обнимает ее. — А если и предскажу, я все равно ничего не смогу предотвратить.
Разговор слишком серьезен для свадьбы, и она, улыбаясь, говорит:
— Я тебя совсем растрепала, давай причешу.
— Мы и так уже задержались, нас уже ждут.
— Не волнуйся, — отвечает Фредерика, орудуя расческой, — без нас не начнут.
И тихо смеется от переполняющего ее счастья.


Название: Репринт
Фандом: Legend of the Galactic Heroes.
Герои: Маркиз Клопшток
Тема: Бумага
Объём: 575 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
За столом сидел статный старик с седыми волосами, забранными в хвост.
Слегка наклонив голову, он читал тяжелую книгу с золотым тиснением, которую можно было принять за старинную.
На самом деле это был всего лишь репринт – копия издания 22 года. Красивый, в богатом переплете, с золотым тиснением, на плотной гладкой бумаге, ласкавшей пальцы прохладным прикосновением.
Но репринт, а не подлинник, хотя стоил этот кипсек немалых денег, подороже иных букинистических редкостей.
Он купил эту книгу в то время, когда не жаль ни времени, ни денег на пустое, но завлекательное. Старика, который тогда был юношей, прельстил изысканный переплет и позабавила собственная фамилия на обложке – Клопшток.
За окном темнело, и старик, близоруко щурясь, зажег электрическую настольную лампу, сделанную в виде канделябра. Черный готический петит на ярко-белой, не выцветшей за годы бумаге ранил усталые глаза.
Старик немного поморгал и снова углубился в чтение.
Сумрачен, тих, одинок на ступенях подземного трона
Зрелся от всех удалён серафим Аббадона. Печальной
Мыслью бродил он в минувшем: грозно вдали перед взором,
Смутным, потухшим от тяжкой, таинственной скорби, являлись
Мука на муке, тёмная вечности бездна.

Маркиз фон Клопшток прерывисто вздохнул и отвел от книги взгляд.
Воспоминания… сколько у него их собралось, впору писать мемуары. Которые никогда не пройдут цензуру, напомнил он себе и вернулся к книге. Задумавшись и сам того не осознавая, он скользил взглядом по строчкам и уже успел перевернуть страницу.
Ты ль растерзаешь бессмертное тело Мессии? Забыл ли,
Кто Он? Не ты ль опалён всемогущими громами гнева?
Иль на челе твоём мало ужасных следов отверженья?

Когда он только приобрел эту книгу, то открыл всего раз или два, а потом отложил, и она осела в семейной библиотеке. Тяжелый слог и тягучие строки нагоняли сон, а комментарии, занимавшие почти две трети пухлого фолианта, отпугивали своей сложностью. Молодому маркизу, не так давно получившему богатое наследство и сделавшемуся старшим в роду, хватало дел и развлечений, и он вовсе не желал тратить драгоценное время на нудные книги.
И это было к лучшему – иначе бы он точно увидел в этих металлически гулких, вязких стихах пророчество своей печальной судьбы.
Раб, удались! удались, малодушный! прочь от могущих!
Прочь от жилища царей! исчезай неприметный в пучине!

Хорошо, что он не прочел этих страшных строк, когда старый граф, друг семьи и его покойного отца, говорил с ним мягко и вкрадчиво, предлагая чуть-чуть подкорректировать порядок престолонаследия. Тогда бы он увидел в этих стихах предвестие своей будущей опалы.
А теперь в каждой строке в каждой букве ему мнились отзвуки его прошлого и настоящего.
Издали, медленно, следом за ними, летел Аббадона:
Видеть хотел он конец необузданно-страшного дела...

Он увидит конец того дела, которое начал в юности. Он победит.
И как удивительно уместно, что эта прекрасная книга – не подлинник, а репринт. Похожий, но не настоящий. Не стоящий по сравнению с подлинником ровным счетом ничего.
Не таково ли царствование нынешнего императора, жалкой копии великого Рудольфа – основателя династии Гольденбаумов?
Маркиз Клопшток задумался, не записать ли эту фразу и уже взял изящную ручку, стилизованную под гусиное перо. Но, поразмыслив, он поставил ее на место, в письменный прибор с закупоренной чернильницей и склянкой песка. Опасно было делиться такими словами с бумагой.
Маркиз Клопшток вышел из комнаты, отложив в сторону книгу своего однофамильца – Фридриха Готлиба фон Клопштока.
Впрочем, этот по-своему великий поэт на самом деле никогда не был дворянином и не имел гордой приставки к фамилии.
Просто в 22 году по имперскому летоисчислению обложку и титульный лист старой книги, выпущенной еще в докосмическую эру, чуть-чуть подправили, добавив обозначение дворянства и немного изменив шрифт.
Тогда очень многое переносили из прошлого в настоящее, чуть-чуть подправляя.



Название: Счет к сопернице
Фандом: Legend of the Galactic Heroes.
Герои: маркиза Бенемюнде, барон Флегель.
Тема: Жажда мести.
Объём: 461 слово
Тип: джен, гет
Рейтинг: PG
Саммари: отставленная фаворитка императора наблюдает за новой счастливицей.

Веер из султанов серебряной цапли - драгоценнейшее изделие. Правильно обработанные перья сверкают, как зеркало. Можно не только скрыть свое разгневанное или испуганное лицо, но и овладеть собой, придав ему подобающее выражение.
Поэтому и дорожат такими веерами придворные дамы.
Но маркиза фон Пенемюнде не в силах улыбаться и унять дрожь в руках.
- Маркиза, - шепчет баронесса фон Вестфален. Ее глаза задорно поблескивают над веером – попроще, страусовым. – Не глядите на фройляйн фон Мюзель… то есть на графиню …
так пристально, иначе кое-кто подумает, что вы хотите сжечь ее взглядом.
Маркиза молчит, сжимая губы, - боится, как бы не сказать что-то грубое или, по крайней мере, нелюбезное. И по-прежнему, не отрываясь, глядит в дальний конец залы. Баронесса, негромко рассмеявшись, отходит от неприветливой собеседницы. Ее уже поджидает кавалер.
- Благодарю вас, - слышен ее голос. – Вы были бесподобны в сегодняшнем полонезе, и за это я награжу вас туром вальса.
Маркиза сильнее сжимает хрупкий веер. Конечно же, баронесса решила ее уколоть, поэтому и говорит так громко. Подумать только – сколько лет она возглавляла полонез в паре с его величеством, и вот теперь ее место заняла какая-то девчонка едва ли не с улицы. А потом еще пришлось быть ее визави, а после – терпеть насмешки мужчин и притворную жалость дам, за которой так ясно видно злорадство.
- Позвольте пригласить вас на танец, - маркиза смотрит на подошедшего кавалера.
Барон Флегель любезно улыбается, но в глазах у него сочувственная насмешка.
- Благодарю, но я не танцую, - холодно отвечает маркиза.
- Не танцуете? О, я понимаю, вы устали.
Конечно же, теперь он разнесет по всему двору, что маркиза стала уставать и вообще – стареет. Недаром ее сменили на молодую.
- Я не устала, просто у меня нет настроения танцевать, - медленно, опустив веки, говорит она.
- О, да, я понимаю, - Флегель кивает своей грубо остриженной головой. – В наше время при дворе вращается столько выскочек, что право, лучшим людям остается удалиться. Я вот собираюсь поступить на военную службу.
- Вам пойдет мундир, - дежурный комплимент звучит сухо. Маркиза смотрит не на собеседника.
Император проходит мимо, держа новоявленную графиню под руку. Маркиза не может не признать, что девчонка определенно неплоха. Сносная походка, изящная прическа, туалет подобран со вкусом.
И мордашка милая и невинная: глазки потуплены, ресницы опущены, на щечках румянец. Маркиза тоже была такой – пока не почувствовала, что милые манеры вот-вот станут смешными ужимками. Стоило ей стать собой – и его величество немедленно к ней охладел.
Но ничего, она уж позаботится о том, чтобы опозорить девчонку перед всем двором. Она еще за все заплатит.
За пренебрежение императора. За боль, которую даже тайком нельзя выплакать, потому что утром лицо должно быть безупречно. За тщетность ежедневных трудов у зеркала в бессмысленных попытках остановить время. За шепотки за спиной и открытые насмешки.
И даже за веер, который переломился в руке, ты ответишь, Аннерозе фон Грюнвальд.

Название: Снегопад
Фандом: Legend of the Galactic Heroes.
Герои: Райнхард, Аннерозе, Кларибель, Себастьян
Тема: Снег
Объём: 438 слов
Тип: джен,
Рейтинг: PG
Саммари: в один снежный день семья фон Мюзель возвращается домой, еще не зная, что произойдет через несколько минут.

Снег валит громадными хлопьями, пушистыми, как летние хризантемы.
Аннерозе ловит одну снежинку на белую варежку и осторожно нюхает — может, они и пахнут, как цветы.
Снежинка и вправду пахнет, но не свежестью, как хризантема, а тревожным и злым холодом.
Аннерозе торопливо отряхивает варежку.
— Райнхард! — негромко зовет она. — Не бегай, пожалуйста, осторожнее!
Но Райнхард не слышит. Он вприпрыжку бегает вокруг лавки, хватает ручонками снег и громко смеется. Да и как еще себя вести здоровому мальчонке лет четырех от роду, который первый раз в жизни гуляет под настоящим снегопадом.
Аннерозе понимающе улыбается, но смотрит в оба.
Звенит дверной колокольчик: мама и папа вышли из лавки.
— Ну как? — улыбается папа. — Вы себя хорошо вели?
— Хорошо, — на морозце не видно, что Аннерозе слегка покраснела.
— Хорошо, говоришь? — отец наблюдает, как Райнхард копошится в высоченном сугробе. — Ну тогда пошли домой. Давай, Кларибель, я понесу? — он старается забрать у жены бумажный пакет.
— Мама, давай лучше я понесу, — просит Аннерозе. — Я уже большая, не уроню.
— Я понесу сама, — чуть строго говорит мама, — а ты, Аннерозе, смотри за Райнхардом. Позови его, мы идем домой.
Но Райнхарда не дозовешься. Он успел вволю набегаться и теперь, звонко хохоча, кувыркается в пушистом сугробе.
— Райнхард, — Аннерозе тянет младшего брата за руку. — Мама и папа ждут.
Райнхард вырывает у сестры руку и продолжает кататься по снегу.
— Райнхард, ну вставай же, — упрашивает Аннерозе, стараясь поднять расшалившегося брата.
Он все смеется и кувыркается, отталкивая сестру ручонками и пороша ей глаза снегом. Аннерозе отряхивается и продолжает уговаривать брата.
— А пойдем-ка мы домой, — предлагает папа, хитро глядя на Аннерозе. — Пойдем домой, а Райнхард пусть остается тут.
— Себастьян, — укоряет мама. — Нельзя же так.
— Можно, пойдем дочка, — зовет отец.
Аннерозе непонимающе переводит взгляд с отца на брата и обратно. Ей непонятно, шутит он или всерьез собрался оставить Райнхарда.
— А я первый домой прибегу! — кричит Райнхард и вскакивает на ноги. — Спорим, спорим, спорим?
Он стрелой бежит вперед по заснеженному тротуару.
- Ох, Райнхард! – то ли облегченно, то ли испуганно восклицает Аннерозе. – Райнхард, стой!
Но разве его удержишь!
- Райнхард, осторожнее! – Аннерозе несется за братом. Кларибель тоже порывается броситься за своими детьми, но муж нежно и крепко опускает ей руку на плечо.
- Не стоит, - шепчет он. – Райнхард мальчишка, пусть бегает.
Кларибель не переходит на бег, однако ускоряет шаг и, не отрываясь, глядит вперед.
Под ноги она не смотрит, и Себастьян поддерживает жену, не давая поскользнуться на свежем снегу.
***
Надо спешить, и молодой граф ведет машину на максимально дозволенной скорости, проклиная снегопад. На скользкой дороге заносит, каждый поворот дается с трудом, в лобовое стекло почти не видно пути, не спасают даже дворники.
Одно хорошо с этим снегопадом – он загнал в дома всех горожан. Нечего бояться, что кто-то окажется на проезжей части.
запись создана: 22.10.2012 в 14:05

@темы: #fandom: Legend of the Galactic Heroes, .I.1 Эмоции, .III.4 Погода, .IV.2 Текстуры, Legend of the Galactic Heroes: фандом в целом.(табл.100)

Комментарии
2013-08-20 в 21:06 

KelRian
Мир все еще велик (ц)
Клопшток это же тот, который с тростью?
Мне нравился этот старик, умением идти до конца. Хорошо что ты вспомнила про него. Тут чувствуется богатая увядающая тяжесть роскоши, оказавшейся в опале. Он бы мог считать такую книгу. Тягуче...

Бенемюнде...ох опытна в дворцовых интригах. Не могу не оценить диалог. Мне понравилось.
Я никогда не могла провести эти подколки-подковырки. Тут здорово.
Такая страстная. И глубоко несчастная. Увы.
Очень чувствуется шаткость ее положения.

   

Сто историй

главная