mari*
Такова природа человека: видишь кнопку — надо нажать.
Название: Малиновый джем или Пятница, 13.
Фандом: Lie to me
Герои: Джиллиан Фостер/ Кэл Лайтман
Тема: жидкости/магма
Объём: 8002 слова
Тип:: гет
Рейтинг: NC-17

За спиной раздался тихий шипящий звук и с мягким "пуффф" закрылись массивные входные двери банка, только что выпустив Джиллиан на свободу. Вторую половину дня Джилл провела в кредитном отделе, заключая договора на обслуживание, заполнила кучу документом, перечитала не один свод правил; и в сотый, а может и в тысячный раз подумала, что им в фирме нужен экономист, который будет заниматься финансами и бухгалтерией.
Уже начало темнеть. Недавно прошел первый весенний ливень с грозой, оставив свои следы: под ногами поблескивали лужи, в них отражались золотые шары фонарей и разноцветные огоньки рекламы. При малейшем дуновении ветра с веток деревьев срывались тяжелые капли воды. Одна такая плюхнулась Джилл на нос, следующая на щеку. Возмущенно фыркнув, Джиллиан смахнула влагу с лица, но тут же губы женщины дрогнули, приоткрывшись в улыбке, едва уловимая, она все же отразилась в серых усталых глазах мягкими искорками. Джиллиан впервые за вечер искренне улыбнулась, ощутив, как расслабляются одеревеневшие мышцы лица; не так- то просто сохранять доброжелательный вид и понимающе улыбаться, когда хочется вцепиться в самодовольную морду клерка, вновь обнаружившего какую-ту неточность в заполненном бланке.

На секунду прикрыла глаза, подставляя разгоряченное лицо порыву свежего ветра, он игриво взметнул пряди волос и беззастенчиво забрался за шиворот. Серебристые искорки в глазах потухли, женщина снова нахмурилась. Глубоко вздохнула, опуская голову и прижимая подбородок к груди.Зябко повела плечами; влажный вечерний воздух после духоты помещения показался отрезвляющим и вызвал легкую дрожь.
Перекинула через плечо сумку с документами, другой рукой стянула под грудью распахнутое пальто, прикрываясь от нападок разыгравшегося ветра. Изучающе взглянула на хмурое небо и, решив не доставать зонтик, торопливо перешла улицу, направляясь к подземной автостоянке.

Спустя пять минут Джиллиан сидела за рулем в остывшей за несколько часов ожидания машине, что лишь добавило еще одну капельку негатива к ее далеко нерадостному настроению. Сердито щелкнула тумблером климат-контроля, поставив на максимум - по ногам и в лицо пахнуло теплом.
Застегнула ремень безопасности и, повернув ключ в замке зажигания, завела двигатель, прислушиваясь к его ровному ворчанию. Подождала несколько томительных секунд, обхватила ладонями рулевое колесо, как бы пробуя его на вес, глянула в зеркало бокового вида и втопила до упора педаль газа. В эту привычную манипуляцию Джилл вложила весь гнев, скопившийся за часы, что она проторчала в банке.

Мотор рассерженно взвыл на высоких оборотах, колеса сделали холостой оборот, оставляя следы от шин на бетонном покрытии и машина, как шальная рванула с места. На бешеной скорости, промчалась по пустому в этот час паркингу и выскочила из его тишины за шлагбаум, на шумную улицу. Коротко выдохнув, Джиллиан сбавила скорость, расслабляя плечи, и ее серебристый седан, как скользящая капелька ртути, поймав ритм движения, влился в бесконечный автомобильный поток.

Покрутив ручку настройки радио, Джилл нашла подходящую волну и в сопровождении незамысловатой песенки о любви, льющейся из стереосистемы привычными, отработанными до автоматизма движениями переключала скорости, давила на газ, обгоняла, перестраивалась из ряда в ряд, притормаживала на перекрестках.

Внутреннее напряжение медленно, но верно отступало. Настроение заметно улучшилось; еще минут десять пути, и она окажется дома.
В динамиках зазвучала джазовая композиция, одна из любимых Джиллиан и она вдруг заметила, что мурлыкает себе под нос, подпевая исполнительнице. Широкая улыбка осветила лицо женщины, чуть приподнявшись, она глянула в зеркальце дальнего обзора, подмигнула себе и, откинувшись на спинку сиденья, немного прибавила скорости. Совсем чуть-чуть в пределах дозволенного.

В машине стало жарко. Джилл отключила климат-контроль и опустила боковое стекло. На улице накрапывал мелкий дождичек, и его капельки залетая в салон, попадали на лицо, путались в волосах - Джиллиан по- кошачьи зажмурилась и снова улыбнулась. Не смотря, на давящую усталость, злость и пульсирующую в висках головную боль, Джиллиан все же была довольна проделанной работой и собой.

Как же тяжело проводить в офисе по двенадцать часов в сутки и при этом выглядеть свежей бесконечно очаровательной, сохранять выдержку и спокойствие при любых неприятностях и затруднениях. Воспитывать своенравную озорницу дочь: школа, танцевальная студия, бассейн. И оставаться желанной для мужа гурмана, на которого, не смотря на его далеко не юный возраст, заглядывается каждая вторая встречная красотка. Замечать, как загораются его глаза при виде длинных ног, объемных форм и блондинистых волос, как мучительно сложно оставаться уверенной, что интерес так и останется интересом. Снова и снова слышать уверения, что она самая, самая… Самая лучшая в мире женщина, мама и друг, что без нее давным-давно их бизнес развалился, и таять от нежных слов: она потрясающая любовница.

Чтобы соответствовать всему, совместить и сохранить, приходится тратить немало сил и выкраивать время.
Традиционно вечер второй пятницы месяца принадлежит Джиллиан. Это ее личное время. Не так уж и много она уделяет себе - пара-тройка часов, ну или иногда чуть больше. В этом случае она отправляется в салон к стилисту, массажный или SPA. Но чаще всего из-за нехватки времени, катастрофической усталости, когда есть одно только желание рухнуть на постель, закрыть глаза и забыться, остается дома, принимает долгую ароматическую ванну: дремлет в теплой, ласковой воде, слушая любимую музыку и потягивая хорошее вино. Затем расслабляется в спальне в гордом одиночестве, ублажая себя, и никто не смеет ее тревожить, зная, что Джиллиан священнодействует, приводя в порядок свое тело и душу.
- Ох, - Джиллиан сокрушенно вздохнула и поняла, что, погрузившись в размышления, сидит в машине, застывшей на перекрестке, а на светофоре давно горит зеленый.

Хорошее настроение снова улетучилось в неизвестном направлении. Тем более, сегодня один из таких долгих и трудных и насыщенных проблемами дней. Джилл неожиданно понимает, что ей хочется разнести к чертям мир, высказать мужу, все-все, что она думает о методах его работы с клиентами и приемах воспитания ребенка. Наказать дочь: очередные, новехонькие джинсы, снова превратились в половую тряпку. Ролики- зло и сплошные нервы. Ее Джиллиан страх и тревога. Но как отказать, умоляющим таким невинным глазам, протяжному и обиженному «мамочка, все подружки катаются». Как? Не может же она держать дочку взаперти, охраняя от всех неурядиц внешнего мира. Кто из нее тогда вырастет?
Джиллиан качает головой, хмурится и крепче вцепляется в рулевое колесо с силой, словно желая на нем выместить все свои тревоги и боли, нажимает на тормоз. Машина, дергается и обиженно уркнув мотором, послушно замирает перед въездом в гараж.
Как же хочется зарыться с головой под подушку, сверху натянуть одеяло и хотя бы на полчаса забыть о том, что она мать, жена, любовница и безупречная деловая леди. Она просто женщина, безумно уставшая за рабочую неделю, ей так необходимо совсем немного побыть наедине с собой.

Пятница, тринадцатое. Джилл не суеверна и черных кошек не боится, она их любит и лишь ужас в глазах Кэла при ее словах о котенке, останавливает; и их с Алекс мечта о домашнем животном, так и остается мечтой.
В доме тишина и покой.
Эмили сидит в гостиной, листая папки с документами. Она теперь младший партнер в компании «Лайтмангрупп» и ей приходится много работать, чтобы доказать что она получает свой ежемесячный гонорар «не за красивые глазки и не за то, что тебя когда-то родил». И это самое ласковое, что ей приходится выслушивать от строгого и капризного шефа. Кэл вечно недоволен и язвителен, одаривает Эмили одними критическими замечаниями. Девушка постоянно видит ехидные улыбки и насмешливые гримасы. Но Эмили неплохо научилась понимать и читать людей по лицам, даже таких закрытых, как отец и она, впрочем, как все сотрудники фирмы знает, что доктор Лайтман жутко гордится своей дочерью, она пошла по его стопам, отвергнув карьеру юриста, решив заняться такой непростой, но увлекательной работой, как распознавание лжи.

Кэл и Алекс его младшая и не менее любимая дочь устроились на кухне; колдуют - что-то вылепляя из бумаги и пластилина, раскраивая куски картона, смешивают и разводят в кастрюльке какие-то колдовские жидкости. Негромко спорят, толкаются и таинственно хихикают.
Пожелав всем доброго вечера, Джиллиан не интересуется сыты или голодны, слава Богу ее домочадцы прекрасно сами справляются с проблемой –покушать что-нибудь вкусненького – скорее они накормят ее очередным фантазийным блюдом.
Пальто на вешалку, туфли в шкафчик для обуви. Как же хорошо босиком; Джилл покачнулась с пятки на носок и обратно, ощущая, как к ступням приливает кровь и их легонько покалывает. На шпильках ты ощущаешь себя красивой, а в домашних тапочках счастливой.
Ключи только что зажатые в кулаке, выпали из руки и со звяканьем рухнули на резное блюдо рядом с настольной лампой. Еще несколько минут и она… Джиллиан вскинула руки вверх, заводя их за голову, услышала, как хрустнуло в плечевом суставе. Как же хочется нырнуть в горячую воду и распарить все захрястнувшие косточки и одеревеневшие мышцы.

…провалявшись в ванной около часа, Джиллиан тщательно вытерлась и, завернувшись в теплое, нагретое на радиаторе полотенце, по пути в спальню заглядывает на кухню, решив проверить мужа и дочь. Они ворчат и недовольно машут ей руками, требуя им не мешать.
-Иди, иди, наслаждайся,- прогоняет ее Кэл, встав со стула и закрывая собой, какое-то кривобокое сооружение в центре кухонного стола,- отдыхай, милая,- елейная улыбочка и нетерпеливое жестикулирование, обозначающее одно «не мешай».
Покачав головой, желает им успеха в зельеварении, долго не засиживаться и, помахав на прощание, уходит.

С задумчивым видом поднимается в спальню, достает из шкафа уютный пушистый халат, который так любит и накидывает его на плечи. В ярком свете люстры рассматривает себя в зеркале, изучая отражение. Отмечает, что волосы чересчур отросли, их надо бы подстричь. Склоняет голову то к правому, то к левому плечу; может быть, немного осветлить или добавить рыжины? Джилл хмурится, пропуская сквозь пальцы пушистые пряди. За последние годы добавилось немало седых нитей, приходится постоянно подкрашивать волосы, пробуя восстановить их естественный цвет. Прикрыв глаза, кратко вздохнула, почувствовав холодок в желудке, прижала ладони к груди, ощущая биение сердца. Еще немного и она достигнет страшной для любой женщин цифры. Набрала в легкие воздуха и с шумом его выпустила. Об этом лучше не думать. Тем более она ощущается себя вполне молодой и полной сил. И вряд ли случайный встречный, посмотрев на нее, угадает истинный возраст.

Откинув волосы за плечи, Джиллиан выпрямилась, облизала губы, и вновь посмотрела на себя в зеркало. Улыбнулась. Влажные губы, приоткрывшись дрогнули, вокруг глаз собрались лучики- морщинки, придав лицу мягкость и нежность. Надо чаще улыбаться, не зря же говорят, что искренний здоровый смех продлевает жизнь. И украшает женщину. А ее улыбка очень сильное оружие. Профессиональный прием, Джилл умеет окрашивать этот простой мимический жест в миллион оттенков. Наверное…
- Аааа,- издает протяжный возглас Джилл и, махнув рукой, шлепает по выключателю, гася верхний свет – хватит любоваться собой.
Ослепленная темнотой, секунду стоит на месте, но тут же уверенно делает два шага вперед, привычно нащупывает колечко и дергает за него - зажигаются бра по бокам от овального в строгой бронзовой раме зеркала. Антикварная вещица изумительно вписывается в обстановку, венчая святая святых каждой женщины- туалетный столик.

Спальня погружена в томный, наводящий на фривольные мысли полумрак. Но об «этом» чуть позже, останавливает себя Джиллиан.
Грациозно поведя плечами, сбрасывает халат, небрежным движением отправив его на спинку кресла. Легонько вздрагивает: тело после ванной почти остыло, но еще остро реагирует на прохладный воздух. Пора приступать к следующим запланированным процедурам. Опускается на мягкий пуфик, рядом с туалетным столиком, ойкает, велюровая обивка щекочет нежную кожу ягодиц. Подперев правой ладонью щеку, левой неспешно переставляет коробочки с кремами, гелями, ароматными маслами выбирая нужный. Долго растирает в ладонях, согревая и медленно, наслаждаясь процессом, наносит на кожу тела увлажняющий крем. Ноги, руки, животик выгибается, пытаясь дотянуться до труднодоступных мест собственного тела. Разминает пальцами мышцы, тщательно массирует до полного впитывания душистого состава.

Доходит очередь до лица. Похлопав себя по щекам, Джиллиан широко улыбается, вытягивает губы трубочкой, расправляет подушечками пальцев новые, недавно образовавшиеся морщинки около глаз, проводит кончиком ногтя по лбу... Тихонько вздыхает и вновь усаживается перед зеркалом, начиная равномерными движениями наносить на лицо новую чудодейственную питательную маску.
Глянув на свое отражение, критически прищурилась. Кремообразная субстанция приятно холодит кожу и не менее приятно пахнет. Морской свежестью с примесью лимона и чем-то еще экзотическим. Но цвет…отталкивающий. Джилл передернуло. Серо-зеленый с коричневыми вкраплениями, зато с натуральными добавками. Взяла в руки коробочку, повертела ее в поисках заветных слов и, найдя, прочитала состав. Хмыкнула. С морскими водорослями. И продолжила занятие. Через некоторое время с той стороны зеркала на нее смотрел некто с лицом, явно принадлежащим начавшему разлагаться трупу. Бррр. Но, как говорится, красота требует жертв.

Джилл перебралась на кровать, собираясь, как написано в инструкции, расслабиться и подремать полчаса, чтобы маска подействовала в полной мере, но внимание женщины привлекли какие-то странные, весьма подозрительные звуки. Через неплотно прикрытую дверь она смогла расслышать непонятные шорохи, бряцанье металла, где-то что-то падало, булькало и шипело. Джиллиан уже прикрыла глаза и, раскинув руки в стороны, была готова вытянуться на прохладных простынях, как тихое и размеренное шипение стало значительно громче и к нему прибавилось потрескивание. Звонкий детский голос радостно воскликнул:
- Вау! Папа!.. Ой!
И в ту же секунду внизу бабахнуло. Да так, что единственной пришедшей на ум мыслью было: в кухне взорвался небольшой снаряд. Пол под ногами качнулся, зазвенели оконные стекла, поднятая рама, сорвалась с крепления, грохнув о подоконник, кровать содрогнулась. Флакончики на туалетном столике жалобно звякнули, а фотография в бронзовой рамочке, стоящая на краю комода, подпрыгнула, наклонилась и свалилась на пол. Джиллиан инстинктивно сжалась, ожидая продолжения и оторопев, вслушиваясь в зловещую тишину.
- Черт!- сорвалось с языка Джилл.- Алекс, Кэл!- Она соскочила с кровати и, путаясь в рукавах, на ходу натягивая на себя халат, бросилась вниз, перепрыгивая через ступеньки, рискуя загреметь на лестнице.
Влетела на кухню, громко ахнула и замерла в изумлении, ухватившись руками за край стола. Помещение было наполнено голубым дымом, пахло порохом и почему-то горелой карамелью.

Помахав перед собой рукой, Джилл чихнула несколько раз и сквозь выступившие слезы вопросительно смотрела на мужа и дочь.
Живые и вполне целые они сидели за противоположным концом стола прижавшись друг к другу, на первый взгляд испуганные, слегка оглушенные и не совсем понимающие, что же случилось. На Джиллиан смотрели две пары блестящих зеленых глаз, ставших особенно яркими на фоне чумазых лиц. И отец и дочка очень смахивали на шахтеров, отработавших долгую смену.

По столешнице растекалась внушительная лужа потрескивающей и слегка искрящейся жидкости, непонятного буро-малинового цвета.
Джилл отдернула руки от стола и, разведя их в сторону, ощущая, как внутри нее закипает гнев, наблюдала за тяжелыми каплями, срывающимися с края и противным чмоканьем падающими на кафельный пол, где образовывалось блестящее озерцо. Оно увеличивалось в размерах, вытягивалось языком, прокладывая себе путь к босым ногам Джиллиан. Женщина отступила в сторону, проводив взглядом, густеющий на глазах ручеек.

- Вулкан,- раздался насмешливый голос Эмили, Джиллиан все еще онемевшая, подпрыгнула на месте, оборачиваясь; девушка, держа в руках яркий журнал, обмахивалась им как опахалом, пытаясь разогнать режущий глаза едкий дым.- И снова взорвался,- ехидству Эмили, мог бы позавидовать сам Кэл,- впрочем, этого и следовало ожидать,- констатировала она, распахивая заднюю дверь и поднимая оконную раму.
- Вулкан?- хрипло переспросила Джиллиан, наконец-то обретя дар речи, - какой еще вулкан?
Женщина всплеснула руками, закатывая глаза.- Нам еще вулканов в доме не хватало.
- Школьное задание по естествознанию,- пояснила Эмили,- мы с папой тоже его делали с тем же результатом. Правда если мне не изменяет память, куски вулкана в тот раз висели и на потолке, впечатавшись в него намертво. Оооо! Это было весело.- Девушка всплеснула руками, бросив озорной взгляд на отца. Тот согласно кивнул, добродушно оскалившись. Белозубая улыбка на заляпанном копотью лице, выглядела дьявольской усмешкой, вот ее-то Джилл на свое счастье и на радость Кэла не видела.

Джиллиан машинально подняла голову, рассматривая клубящийся сизый дым, змейкой потянувшийся к открытой двери и относительно чистый потолок, назвать его белоснежным не поворачивался язык. Местами засиженный мухами с редкими желтоватыми пятнами – он явно требовал ремонта. Но повод затеять этот «ужас» благополучно разметало по мебели и полу, не причинив урона потолочным панелям.
- Магма,- Эмили утопила палец в подозрительной вязкой субстанции, повозила им по столу, и поднесла ко рту, облизывая.
- Господи, Эм, что ты делаешь?- попыталась остановить ее Джиллиан, ухватив за запястье,- как ты можешь тащить в рот эту дрянь.
- Это не дрянь,- подал голос Кэл
- А тебя не спрашивают,- осекла его Джиллиан,- натворил дел – молчи и лучше не зли меня еще больше.
- Магма это…- Эмили съела еще порцию растекающейся по столу густой липкой жидкости, причмокнула,- малиновый джем, а с чем он?- и вопросительно уставилась на сестру
- С шоколадом,- пискнула Лекси, уже пришедшая в себя, она с удовольствием рассматривала погром, что устроили они с отцом. Потянулась вперед и плюхнула ладошкой по «магме», затем ее понюхала, со вкусом облизывая.
- Александра!- возмущенно воскликнула Джиллиан, у нее не нашлось слов, чтобы оценить поступок дочери.
- А, чё?- она громко сглотнула и прошлась розовым язычком по ладони, подбирая остатки, довольно зажмурилась- вкуууууусно, как малиновая карамель в шоколаде.- Вдруг широко распахнула глаза и ткнула указательным пальцем на Джилл,- Ой! Мам, а что у тебя с лицом?
- Это у нее от страха,- не удержался Кэл, чтобы не съязвить, растягивая губы в своей фирменное гримасе и тараща глаза. Разъяренная Джиллиан с маской на лице выглядела весьма пикантно.
- Ммм,- этого было достаточно, чтобы Кэл зажмурился и поднял вверх руки, показывая, что сдается. Тут же приоткрыл один глаз, наблюдая за женой.
Уперев руки в бока, Джилл плотно сжала губы и, сведя брови к переносице, проговорила, выделяя каждое слово
- С тобой у меня будет другой разговор и в другом месте.- И переводя взгляд с мужа на дочь, добавила,- как я вижу, вы живы и здоровы. И даже веселитесь. Напакостили, будьте добры убрать за собой это,- она презрительно искривила губы, махнув рукой,- «магму» и чтобы через полчаса кухня приняла прежний вид.

Преисполненная праведного гнева, подхватила полы халата, собираясь уйти с кухни, шагнула и, забыв, что «магма» еще и на полу наступила на нее босой ногой, от неожиданности взвизгнув. Громкий смех Кэла и Лекси, моментально прервался под взглядом Джиллиан. Она ничего не произнесла вслух, но нашкодившим отцу и дочери было достаточно увидеть эмоции, отразившиеся на лице Джилл, чтобы понять, легко им не отделаться и наказание будет суровым.
Эмили все так же обмахиваясь журналом стояла, привалившись боком к притолоке, с интересом наблюдала за происходящим.
- Пап,- она посмотрела на Кэла,- у нас с тобой был вишневый джем. А малиновый значительно вкуснее.
Своими словами Эмили добавила огоньку к почти потухшему костру.
- Малиновый?- это факт почему-то очень расстроил Джилл и она с недовольной миной на лице, поджав испачканную ногу, замерла в позе «зю» пытаясь дотянуться до бумажного полотенца,- вы использовали мой малиновый джем?
- Половину банки,- успокоила ее Лекси, а шоколад был горьким, ты такой не любишь. Плитка валялась в шкафу больше месяца. А вулкан получился здоровский!- Лекси вздохнула,- правда, пап? Как настоящий.
- Угу!- поддакнул ей Кэл, выбираясь из-за стола.
- Кэл, ты может быть хоть, что-то объяснишь?- склонив голову к плечу, Джиллиан с мягкой улыбкой смотрела на мужа, но ее серые глаза превратились в колющие льдинки. Ей очень хотелось отлупить и его и его напарницу, наорать, высказав все, что она думает об их проделке. Мало того, что она перепугалась, услышав взрыв, думая, что случилось ужасное. Так они еще изгваздали кухню, превратили малиновый джем в «магму», и ужасно гордятся всем этим. Но они были такие забавные, чумазые, взъерошенные и ужасно довольные. Скандал и ругань не исправит положение, кухню не вычистит, джем не вернет, а настроение будет испорчено надолго.

Вздохнув, Джиллиан проглотила все злые слова, вертящиеся на языке; когда родилась дочь, она пообещала себе, что их с Кэлом ребенок не станет свидетелем их скандалов и выяснения отношений. Алекс никогда не придется пугаться и плакать, оказавшись под перекрестным огнем словесной перепалки родителей. Ей никогда не придется испытать страх отчаяние и боль, что достались Эмили, когда она оказывалась главным виновником очередного домашнего концерта, устроенного Кэлом и Зоуи.

Разные взгляды на то, как нужно воспитывать дочь, обычно становились первой искрой, от которой вспыхивал костер взаимной ненависти между мужчиной и женщиной, что уже не могли жить вместе, но и никак не могли расстаться. А Эмили страдала. Джилл несколько раз самой довелось оказаться свидетельницей их взаимных обвинений, подкрепленных битьем посуды и перевернутой мебелью. Зоуи, в гневе почти не контролировала себя, а Лайтман после хорошей дозы виски развлекался ее истериками, доводя до бешенства, а Эмили до слез. Все попытки Джиллиан образумить Кэла встречались в штыки. Кэл зло и резко обрывал ее, говоря свое коронное «не лез - это не твое дело».
Вытерев ногу, Джиллиан скомкала испачканное полотенце, бросив липкий комок в мусорку, еще раз глубоко, осуждающе вздохнула и покачала головой.
Слава Богу, что все закончилось хорошо. Конечно, доморощенные алхимики заслуживают наказания. Но этот вопрос он обдумает немного позже и примет решение.
- Ты велела молчать,- Кэл дернул губой, причмокнув, провел пальцем по своей щеке и внимательно рассматривал черный след на его подушечке. Затем склонив голову к плечу, чуть выпятил губы, и, не мигая уставился на Джилл.
- Лайтман,- она крепко ухватила его за плечо и тут же встретила его нагло-невинный взгляд. Так смотреть мог только Кэл.- Ты невыносим.
- Знаю, милая, не проходит и дня, чтобы ты мне об этом не сказала.
- Вот и чудесно. Не смотри на меня так, словно это я только что чуть не разнесла дом в щепки.
- Не преувеличивай милая,- хмыкнул Кэл.
- И не собиралась. Не думай, что легко отделался: за свои проделки надо платить. – Сощурилась, улыбнувшись одними губами. Займись делом,- посоветовала Джиллиан, указав рукой на «море» под ногами. Аккуратно приподняла полы халата,- и знайте оба,- в ее голосе слышалась угроза,- без наказания вы останетесь. Алекс не забудь помочь папе,- и удалилась с кухни.
Ей вслед донеслось приказание Эмили
- Лекс тащи ведро и тряпку.
А через секунду раздался отчаянный вопль девушки
- Папа! Нет!
- Эм, в самый раз. Лекси подержи.
Что-то грохнуло, зазвенело, и полилась вода из крана.
- Эту липкую гадость лучше…
Дальнейшие препирательства Кэла с дочерьми она слушать не стала. Пусть разбираются сами. Заперев за собой дверь их личной с Кэлом ванной, Джилл захлопнула крышку унитаза и как подкошенная рухнула на нее, ноги не держали. Лишь сейчас женщина поняла, что ее трясет от бешенства, страха и… смеха. Со стороны приключение на кухне выглядело забавно и хорошо, что все хорошо закончилось, и никто не пострадал. А если?.. Джилл вздрогнула, из глаз брызнули запоздалые слезы, позабыв, что на лице маска провела ладонями по щекам, размазывая крем. Брезгливо тряхнула липкими руками и, посмотрев на себя в зеркало, ужаснулась. Нашла в шкафчике влажные салфетки и стала тщательно удалять маску, изредка всхлипывая, но через минуту слезы перешли в смех. Ее жизнь сложно назвать спокойной. Быть мамой и женой оказалось не так просто. Особенно если твой муж Кэл Лайтман, а дочь по характеру вылитый папа.
*********
Целуя дочь перед сном, Джиллиан услышала много-много извинений и обещаний.
- Мамочка,- Алекс смотрела в лицо Джилл самым честным взглядом, что был в арсенале проказницы,- мамочка обещаю, что больше никогда, - теплые ладошки обняли ее за плечи, и дочка прижалась свой нежной бархатной щечкой к щеке Джиллиан. – Я же хорошая девочка.- Получив улыбку и согласный кивок мамы, протараторила,- извини, мы с папочкой, думаю, не рассчитали количество пороха.
- Что? – глаза Джилл расширились от ужаса.
- Мам,- она взмахнула рукой один в один, как Кэл и также вздернула брови, - ты как маленькая, он входит в набор для изготовления вулкана,- девочка нахмурилась,- и наверно среагировал с джемом. В следующий раз…
- Милая,- строго, но мягко остановила ее Джиллиан,- следующего раза не будет
- А что же я отнесу в школу?- Алекс обиженно надулась.
- Мы это решим утром, а сейчас тебе пора спать.
Легонько толкнула дочку в плечо, она с радостью упала на подушки и, вытянув ноги, пошевелила босыми пальцами с хитрющей улыбкой, наблюдая за матерью.
Расправив в пододеяльнике легкий кашемировый плед с ярким цветочным рисунком, Джилл заботливо укрыла дочь и чмокнула ее в щеку.
- Спи, малыш.
- А почесать спинку?- из-под одеяла виднелись только блестящие умоляющие глаза.
- Нет, милая,- Джилл перекрестила руки на груди,- это будет твоим наказанием за проделку.
- Маааааа, нуууу,- ныла Лекси, пока Джиллиан по- быстрому наводила порядок в детской.
- Нет. Спинку чешут послушным девочкам.
- У меня самая добрая и ласковая мама,- не отступала Алекс
Джиллиан обернулась.
- Твои приемчики не пройдут. Спи! И пусть тебе приснится что-нибудь доброе,- нажала на нос гнома- настольной лампы, погасив свет.
- Двухэтажный шоколадный торт с кремовыми розами,- мечтательно проговорила Алекс, натягивая одеяло на голову,- спокойной ночи.
Что-что, а любовь к сладкому Алекс унаследовала от мамы. Джиллиан и сама бы не отказалась от такого торта,но тоскливо вздохнула - прошли те времена, когда она лопала сладкое без ограничений. А теперь каждый лишний кусок тортика моментально находит свое место на талии или бедрах.

Прикрыв за собой дверь детской, Джилл неожиданно ощутила слабость в ногах и привалилась спиной к стене. Алекс уже скоро восемь, но до сих пор обнимая дочь, вдыхая ее волшебный ни с чем несравнимый детский запах, ероша непослушные кудряшки, Джиллиан иногда пронизывает страх. Вдруг все это сон, один из тех кошмаров, что мучили ее после того, как она потеряла Софи. И стоит ей только открыть глаза или поспать лишние пять минут - сказка исчезнет. И она снова очнется, захлебываясь слезами, моля «Не забирайте…» в холодном и ставшем чужом доме, рядом с нелюбимым мужем. Услышит вместо ровного сопения дочери, короткое шмыганье носом, принявшего очередную «дозу» Алека. А в ее объятиях окажется не теплое расслабленное тело пригревшейся дочки, а большая подушка, которую Джилл в последний год своего первого и неудачного замужества почти каждую ночь отчаянно прижимала к себе, зарываясь в нее лицом, глуша раздирающие душу рыдания.
Утром шла на работу, делала вид, что в ее семейной жизни все прекрасно, злилась, читая недоумение на лице Торрес, и ярко улыбалась, ловила сочувствующие и такие всепонимающие взгляды Кэла и снова улыбалась, уверяя его, что все в полном порядке…
Провела рукой по вспотевшему лицу, отгоняя видение, сделала несколько глубоких вздохов, усмиряя бешено колотящееся сердце, и негромко натужно рассмеялась.

Оттолкнулась от стены, уже приготовившись сделать шаг вперед, не удержалась и снова заглянула в комнату дочери, прислушиваясь. Алекс причмокивала и что-то бормотала во сне. С довольной улыбкой Джиллиан поспешила на второй этаж в спальню, там должен ждать ее наказания любимый муж.
Отправившись пожелать дочке спокойно ночи, Джилл порекомендовала Кэлу отдраить свою чумазую физиономию и как следует помыться самому. Лечь в постель с мужчиной, от которого несет черти знает чем, она не собирается.

Задание Джиллиан было выполнено: чисто вымытый, с забавно взъерошенными влажными вихрами Кэл вольготно развалился на ее половине кровати, да еще и поверх покрывала.
Бросив короткий взгляд на мужа, Джиллиан поняла – он чрезвычайно доволен собственной персоной, а судя по его вальяжному виду, совершенно не ощущал за собой никакой вины, а значит и не собирался искупать ее.
Закинув руки за голову, и, покачивая вытянутыми, скрещенными в щиколотках ногами, с нахальной ухмылкой уставился на Джилл. Удовлетворенно причмокнул и беззастенчиво бродил хитрым взглядом по ее телу, изучая его подробности от макушки до пяток.
- Да?- убрав с лица волосы, она уставила руки в бока, рассерженно фыркнула,- ты на что-то надеешься?- заметила наглую улыбочку и дернула плечом,- ой, Кэл не надо, не гипнотизируй меня. Твои пронзительные взгляды на меня давным-давно не действуют.

Джилл слишком хорошо изучила своего мужа, и ей не стоило большого труда понять, что он настроен на приятное продолжение вечера. Не зря же он надел темно-серые домашние брюки, сшитые из мягкой фланели, обалденно приятные на ощупь. Джиллиан эти штанишки очень нравились и Кэл это отлично знал. Хмыкнула. Самовлюбленный искуситель. Но и она не промах. Посмотрим, кто кого.
Ухватилась за край скомканного одеяла и рванула на себя, выдергивая его из-под задницы, не пожелавшего подвинутся Кэла, чуть не скинув его с кровати.
- Извини,- изумленно усмехнулась, всплеснув руками, и заботливо прикрыла Кэла одеялом до макушки. Расправляя простыни, покачнулась, и якобы сохраняя равновесие, оперлась ладонью о Кэла, попав ему точнехонько в самое интересное место. Легонько сжала пальцы и разочарованно фыркнула.
- Ндаа,- протянул Кэл, отфыркиваясь и, выползая наружу,- добрая у меня жена,- пнул подушку, и повернулся на бок.
- Спокойной ночи, милый,- улыбке Джиллиан могла позавидовать самая ядовитая змея. Нарочито медленно женщина развязала поясок халата, перекинула его через спинку кресла. Встав к Кэлу спиной, видя его отражение в зеркале, подняла вверх руки, взлохматила себе волосы, зная, как это невинное действие влияет на мужа, затем ухватилась за ворот халатика и плавно повела плечами; яркий атлас с едва уловимым шелестом соскользнул на пол.

Джиллиан замерла посередине спальни, чуть наклонившись вперед, рассматривая что-то на ковре. Женщина догадывалась, что в приглушенном свете настольной лампы, сглаживающем все незначительные дефекты кожи, лишние морщинки и складочки, она выглядит сногсшибательно.
Кэл звучно облизнулся и громко сглотнул, тем самым уверив ее, что она на верном пути.
Длинная, почти до щиколоток полупрозрачная ночная сорочка мягкими складками облегала тело женщины, почти не скрывая его очертаний, всех соблазнительных округлостей и вогнутостей. Джилл стояла против света так, что он пронизывал насквозь легкий шелк, ткань нежно ласкала ее груди и женщина отлично знала, что золотистый свет лампы высвечивает все ее тело, не скрывая ни дюйма.
Искоса взглянула на прибалдевшего Кэла и довольная произведенным впечатлением, взяла с комода щетку и продефилировала по спальне соблазнительной от бедра походкой. Притормозила перед зеркальной панелью шкафа-купе, расчесывая волосы.
Она размеренными движениями водила щеткой по голове, слегка выгибаясь в пояснице. Легкая ткань ночной сорочки едва заметно колыхалась, то прилипая, то отлипая от тела. Тоненькая лямочка соскользнула с плеча, задержавшись на согнутом локте. А из-за того что Джиллиан стояла вполоборота к Кэлу, он мог детально рассмотреть обнажившуюся, все еще упругую грудь с задорно выступающим вперед идеальной формы соском.
Джиллиан знала, что делает. Она ухитрилась сохранить фигуру, в почти идеальном состоянии, не набрав лишнего веса.
Протяжный вздох мужа известил ее, что выпущенные стрелы достигли цели и рана начала обильно кровоточить.

Отбросив на кресло расческу, и не беспокоясь о том, чтобы поправить лямочку, Джиллиан опустилась на кровать, взяла с тумбочки книжку и, подложив под спину подушку, собралась почитать перед сном.
У Кэла перед носом замаячила яркая обложка с изображением полуобнаженной пары, явно приготовившейся заняться чем-то более существенным, чем банальный поцелуй. Кэл побарабанил пальцами по книге.
- Я слушаю,- ответила меланхолично Джилл, переворачивая страницу. Заложив пальцем, закрыла книжку и вся такая удивленная посмотрела на мужа,- ты еще не спишь?
- Уснешь тут,- проворчал Кэл, беспардонно заглядывая Джилл в глубокий вырез сорочки.
- Там для тебя ничего не приготовлено,- она наконец-то соизволила вернуть кружевную ленточку тире лямочку на место и якобы прикрыть грудь. Этот вполне невинный жест заставил Кэла втянуть воздух через зубы, темный сосок, четко прорисованный под шелком, манил к себе требуя поцеловать. Кончики пальцев зудели от желания стиснуть, и ощутить приятную тяжесть груди. Но вместо этого Кэл приподнялся на локте, заглядывая в книгу, и громко с выражением прочитал
- …ее мягкие округлые ягодицы заполнили собой требовательные мужские ладони. Короткий всхлип подсказал, что Зара готова впустить в себя его хорошо заточенный, готовый к бою клинок. Он тускло блестел в желтом свете масляной лампы, раскачиваясь из стороны в сторону…- озадаченно хехекнул и с тревогой в голосе спросил,- это как?
- Не знаю,- Джилл пожала плечами, отталкивая от себя голову Кэла, он чуть ли не носом водил по книжным строчкам, загородив собой текст, щекоча всклокоченной макушкой щеку. – Ты мне мешаешь читать,- и иронично добавила,- Сказочник,- поняв, что фразу только что сказанную с чувством, Кэл сочинил сам. Ничего подобного в книге не было.
Не глядя, вытянула руку, беря с прикроватной тумбочки очки и протягивая их Кэлу
- Они тебе пригодятся.
- Чушь,- он переложил очки на тумбочку со своей стороны и потянул на себя книгу.
- Прекрати, разорвешь.
Минуту или около того они боролись за право владения любовным романом в итоге он улетел за кровать, а Джилл, как разъяренная тигрица оседлала Кэла, прижимая его за плечи к подушке.
- Ты, ты, ты… говорила она, задыхаясь, - прекрати немедленно,- руки Кэла уже забрались ей под рубашку, а пальцы нежно поглаживали спину,- ты не…- Джилл не успела договорить, Кэл притянул ее к себе, завладев ее ртом. С силой упираясь Кэлу в грудь, она мычала, вертя головой, но через несколько секунд сдалась, когда одна рука мужчины переместилась со спины ей на голову. Пальцы нежно массировали затылок, путаясь в волосах, а язык требовательный и наглый играл с плотно сомкнутыми губами, буквально вкручиваясь между ними, норовя проскользнуть в рот. Джилл попыталась вдохнуть и поняла, что проиграла, но все еще сердитая на Кэла пребольно укусила его за нижнюю губу, но тут же оказалась лежащей на спине, безжалостно вдавленной в матрац тяжестью мужского тела.
- Нет!- Кэл неожиданно скатился с нее, натягивая одеяло на голову, и глухо оттуда проговорил,- если ты хочешь читать, читай. Я не против.- Высунул нос из-под одеяла и, хитро глядя на Джилл одним глазом, выдохнул,- а я, пожалуй, спать.
Движение Джиллиан было быстрым и безжалостным
- Черт! Больно!- Кэл взлетел вверх на полметра и плюхнулся обратно на кровать, потирая ягодицу,- щипаться не по правилам, синяк будет.
- Не сомневаюсь,- плотоядно улыбалась Джиллиан, медленно задирая сорочку вверх, обнажая сперва живот, затем оголяя левую грудь, немного подумав и томно прикусив нижнюю губу, высвобождая из невесомых кружев правую.- Какие правила? Кто их придумал?- она подмигнула Кэлу, скомкав шелк под подбородком, готовая сдернуть рубашку через голову, вдруг нахмурилась и, приподняв кончик брови, озадачилась,- а может не надо?- и уже хотела опустить рубашку, вернув ее на прежнее место. Но успела только тихонько ойкнуть; Кэл помог ей избавиться от одежды, запулил сорочку через голову, превратив ее в дополнительный абажур для лампы.
- Попалась милая,- опрокинул Джилл на спину. - Мне нравится укрощать хищниц,- его зубы впились Джиллиан в плечо. Сперва нежно, но с каждым мгновением Кэл сжимал челюсти сильнее, ожидая пока она попросит пощады.
- Не дождешься,- Джилл прошипела и впилась ногтями Кэлу в спину, располосовав ее до крови.- Больно?- она с сочувствием смотрела на оскалившегося мужчину с воплем слетевшего с нее. Но Кэл не собирался отступать, вновь подмял под себя Джилл, терзая ее рот поцелуем.
А запах крови и алые пятнышки на бежевых простынях лишь еще сильнее раззадорили их, доведя страсть до экстаза.
- Магма, говоришь,- пальцы Джиллиан сжались на горле Кэла,- с шоколадом?
- А тебе жаль малинового джема?- хрипит Кэл, стискивая и перекручивая между большим и указательным пальцем вытянувшийся, отвердевший сосок левой груди Джиллиан, с наслаждением наблюдая, как расширяются ее зрачки, и перехватывает дыхание.
Но недолго он господствует, секунда и острые зубы женщины впиваются в тыльную сторону кисти Кэла. Он с шипением выпускает сосок. Получившая свободу Джилл, не тратит зря время.
- Жалко!- выдыхает она ему в лицо, снова оказавшись сверху и особо не раздумывая, цапает Кэла за кончик носа.- Ооох!
Джилл снова опрокинута на спину, и вдавлена в подушки, нависшим над ней Кэлом.
- Жадина,- рычит он и его язык прогуливается по ключице Джиллиан, скользит по шее щекочет за ухом, ввинчивается в ушную раковину. Это истязание слишком приятно и Джилл выгибаясь в пояснице, тихонечко стонет, но через мгновение сладостный всхлип женщины срывается на вскрик: клыки Кэла безжалостно проезжают по нежной мочке, цепляясь за колечко серьги, словно желая вырвать украшение с мясом.
Джиллиан не остается в долгу. Кэл слегка приподнимается, нависая над Джилл, и ее колено прицельно попадает в нужное место. Не особо сильно, не смертельно, но весьма чувствительно.
- Всмятку,- стонет Кэл, падая на спину, закатывая глаза и болезненно морщась.
- Не преувеличивай,- фыркает Джилл и довольная содеянным ослабляет контроль, а зря. Кэл ловким движением перекидывает ее через себя, нос женщины нос утыкается в подушку.
- Отшлепать или помиловать?
Ладонь Кэла проходится по бедрам извивающейся в его руках Джиллиан, поглаживает голые, подрагивающие ягодицы, похлопывает по ним, и не удержавшись от соблазна Кэл запускает лапу между ног женщины.
- Пусти!- она дергается, брыкается, молотит кулаками по постели,- террорист, подрывник, ненавижу,- возмущается она,- не-нана- вииижууу,- голос садится, делаясь протяжным, тело слабеет, но напоследок Джилл делает отчаянный бросок и попадает пяткой по зубам Кэла.
- Мать, твою!- и еще несколько нелитературных выражений слетает с языка мужчины.
- О, прости!- Джилл ластится к нему, целуя в разбитую губу, гладит по щекам.
- И не надейся!
- Ах, так!

Они катались по кровати, рыча и шипя, выкрикивая ругательства и громко сопя. Кусаясь и целуясь. С попеременным успехом принимая позицию власти и вновь оказываясь в подчинении.
Запутавшись в одеяле, они в какой-то момент, не удержав равновесия, срываются с кровати. В полете чисто инстинктивно Кэл пытается ухватиться за край тумбочки, но вместо этого ловит шнур от настольной лампы по случайности зажатый ящичком для мелочей, и утаскивает за собой и лампу и тумбочку и все что стояло на ней, с грохотом обрушивая на пол.
Кэл приземляется первым, на него падает Джилл, лампа ударяет женщину по спине и отлетает в сторону, теряя абажур, но не разбившись и даже не погаснув. Тумбочка опрокидывается рядом, в разные углы спальни разлетаются будильник, очки, недоеденное яблоко на ковер плюхается ваза с цветами.
На несколько долгих секунд в комнате воцарятся тишина, лишь слышно, как с мурлыкающим бульканьем вытекает вода из опрокинутой вазы.
- Ты запер дверь?- шепот Джиллиан звучит неожиданно громко. Судя по расширившимся глазам Кэла, она понимает, что нет.
- Ты пришла последняя.
- Не переводи стрелки,- шипит Джилл,- дверь твоя обязанность.
- Может мне запирать сразу, оставляя тебя за…- язвит Кэл
Он не успевает договорить. Слышен топот ног по лестнице, кто-то останавливается по ту сторону двери, раздается быстрый стук и встревоженный голос Эмили
- Пап, Джилл у вас все в порядке?
Снова их чуть не застигли на месте преступления. Джиллиан хорошо помнит, как четырехлетняя Алекс ворвалась в их спальню в самый разгар процесса с радостным воплем
- Мамочка я тоже хочу потрепать папу, как ты.
Обезумевший взгляд Кэла, судорожно вцепившегося в угол одеяла и обиженную мордочку дочери – ее не пустили к маме и папе в постель.
- Да, милая,- беззастенчиво врет Кэл, успокаивая дочь, глядя на погром, что они устроили с Джиллиан. Она, зажав ладонями рот, трясется от беззвучного хохота.
- Точно?- не унимается Эмили,- на меня чуть не обрушился потолок.
- Эм!- он с трудом сдерживается, чтобы не рыкнуть «вали отсюда». С возрастом любопытство дочери совершенно не уменьшилось. – Это просто упала ваза.
- Ваза? Ладно,- девушка хлопает ладонью по дверной филенке,- уговорил. И нарочно громко шлепая босыми ногами по полу, удаляется. Но до острого слуха Джиллиан доносятся ехидные слова Эмили, брошенные напоследок:
- Продолжайте, что уж, но пугать то народ зачем.
- Проклятье,- Джилл пинает Кэла в грудь,- это все ты.
- Ой! Не вали с больной головы на здоровую. Ага. Это я тут разгуливал голяком, вертя своей аппетитной попкой.
- У тебя тощая задница,- хихикает Джиллиан.
- Оскорбляешь, милая. У меня мускулистый зад.
Джилл закатывает глаза и смеется в голос.
- И многим нравится- ворчит Кэл, но тут же исправляется,- нравилась. Опасливо смотрит на кулак жены, зависший перед его носом.
Просмеявшись, Джиллиан со всхлипом втянула носом воздух, пытаясь восстановить дыхание, и погладила Кэла по голове
- Ты не ушибся?
- Спасибо что спросила.
Ощутила, как под ней дернулось тело мужа, и поймала его взгляд, понимает, что все в порядке, облегченно улыбаясь.

- Ай!
Не особо церемонясь Кэл, обхватил ее за бедра, приподнимая и разворачивая спиной к кровати, грубо раздвинул коленом ноги, его пальцы протанцевали по промежности Джилл, проверяя ее готовность к сексу. Что впрочем, было лишним, Кэл слишком хорошо изучил свою жену, чтобы понять какова степень ее возбуждения. Но что поделать привычка, он не привык насиловать женщин. Одно дело овладеть нарочно сопротивляющейся, но страстно желающей тебя женщиной и совсем другое взять силой «насухо».
Неторопливо со знанием дела согнул ее ноги в коленях и развел пошире, разворачивая к свету, исходящему от валяющейся на полу лампы и чуть потянул на себя. Джилл, опираясь затылком о край кровати, негромко охает, широко распахивая глаза, понимая, ЧТО теперь доступно проницательному взгляду Кэла; она так и не разучилась смущаться после стольких лет совместной жизни, восхищая этой особенностью Кэла. Длинноногая недотрога, любовно поддразнивал ее Лайтман, замечая, как пылают щеки, а губы дрожат в смущенной улыбке. И ощущал новый более сильный прилив желания. Поражаясь, как в этом совершенном теле уживаются две взаимоисключающие личности бесстыдная развратница и нежная скромница.
Прохладные пальцы Кэла скользят по внутренней поверхности бедер Джиллиан, а голова наклоняется все ниже и ниже и вот его губы коснулись ее заветного местечка. Напряглась, и обхватила ладонями Кэла за щеки, приподнимая бедра навстречу.
Но поза слишком неудобная, слизнув первые капельки смазки, Кэл перекатывается на бок, распрямляет спину, затем усаживается рядом с Джиллиан
- Стар я стал для таких акробатических номеров,- с тоской в голосе ворчит он себе под нос, но игру не прекращает, поглаживая Джилл между ног.
- Что?- переспрашивает она его
- Все в порядке милая,- теперь у него нет того восхитительного обзора, но пальцы и так прекрасно знают свое дело.
- Продолжай,- с мягкой улыбкой, хриплым непривычно для нее низким голосом просит его Джиллиан, она вся дрожит от возбуждения. Ее затуманенные глаза ждут большего.
Кэл самодовольно ухмыляется и аккуратно раздвигает пальцами нежные лепестки ее плоти – она совершенно мокрая. Она буквально течет – она готова – она хочет. С губ Джиллиан слетают сдавленные стоны и короткие всхлипы.
Пальцы мужчины тонут в горячей вязкой влаге, гладят, скользят, ощупывают. Джилл тихо мурлычет, еще шире раздвигает ноги в молчаливом согласии – ей нравится. Вздрогнула, распахнув глаза, и тут же протяжно застонала, облизнула без того влажные губы
- Дааа…, здесь.
Ритмично потирая крошечное чувствительное местечко, Кэл ощутил, как нежный кусочек плоти набух, увеличиваясь в размерах.
Кэл с удовольствием наблюдает за Джилл. Она невероятно красива сейчас: встрепанная, возбужденная, томно вздыхающая, влажные губы приоткрыты… Нажимая сильнее, резко ввел в нее пальцы. Коротко чертыхнулся, она так возбуждена, так мокра, что наверняка даже не почувствует их.
- Ну же, девочка, милая, давай, кончи для меня!- едва слышно шепчет он.
Почувствовала. Еще как почувствовала. Вскрикнула. Дернулась, приподнимая бедра над полом, вцепилась пальцами ему в плечи, запрокинула голову со сдавленным: «А-а-аххх!», плотно стиснула бедра. Ее влагалище сжимается сильно и энергично, она чуть покачивается в такт своему оргазму, стонет хрипло и низко, и даже не думает отпускать его руку.
Потрясающе. Кэл встает на колени, приваливается боком к мягкому краю постели, целует Джилл в шею, ерошит волосы и жарко шепчет:
- Ты великолепна.
Закрывает ее рот своим, проглатывая стоны. Чем крепче он будет ее целовать, тем быстрее она успокоится.

Оторваться от ее теплых губ почти невозможно.
Наконец она успокаивается и, положив голову ему на плечо, расслабленно затихает. С молчаливой улыбкой наблюдает, как Кэл облизывает пальцы -она удивительно вкусная. Медовая.
Кэл встает и тут же оседает, рушится в кресло. Ноги не держат, дыхание сбивается. Склоняется к Джиллиан, помогая подняться. Притягивает ее к себе, она верхом устраивается на его коленях. Обняв Кэла, прижавшись своим влажным лбом к его лбу, часто дышит и гладит ладонями его спину. Нежно-нежно и отчего-то эта тихая ласка кажется ему более интимной, чем, что сейчас произошло.
Джилл встревожено ерзает, прижимаясь к Кэлу теснее, так что межу их животами почти не остается свободного пространства, чувствуя насколько тверд его член. Затем чуть сползет назад и оттянув пояс брюк пробирается под резинку и обводит подушечкой пальца скользкую головку. Кэл вздрагивает, а Джиллиан обхватывает ладонью твердый, полный жизни член.
- Ты улыбаешься, люблю, когда ты улыбаешься, - шепчет она, и Кэл чувствует на своих губах ее тонкий пальчик. – Здорово…- ее другая рука ритмично стискивает пульсирующий член, подушечкой большого пальца, прикрывая крохотную дырочку на его вершине.
- Джилл не надо, я сейчас кончу.
Она убирает руки
- Ммм…
Она ловкая и быстрая, как змейка, соскальзывает на пол с колен мужа и устраивается между ними. Пропихивает ладони Кэлу под ягодицы, он приподнимается. Вцепившись в ткань брюк, стаскивает их с бедер. Водит пальцем вверх-вниз по едва заметно раскачивающемуся перед ее лицом члену, касается яичек.
- Кэл, если ты когда-нибудь задумаешь мне изменить…- мурлыкает Джиллиан.
Он самодовольно ухмыльнулся, оскалив клыки:
- Думаешь, самый действенный способ?- смотрит, как нежные пальчики женщины разжимаются и уверенно сжимаются, на его пульсирующем, налитом горячей кровью члене. Приятно и опасно.
- О, да!- Джилл наклоняет голову, быстро лизнув головку; отросшие волосы падают ей на лицо и пронзительно щекочут пах и кожу бедер. Кэл невольно дергается. А Джилл прикрывает глаза и загадочно улыбается,- мммм….
- Джилл!
- Ты что-то имеешь против?
- Ну-у, тебе, конечно, видней. Дааа… я знаю
- Какой же ты догадливый.
- Черт, Джилл! О, Боже, что ты делаешь ,Джилл!!Безнравственная хулиганка, бесстыдница, развратница…
- Кто бы говорил,- ухмыляется Джиллиан.

Теперь уже Кэл извивался в ее руках, ее муж, бизнес-партнер, скептик и самый лучший в мире лжец, и гроза всех обманщиков. Забыв себя, царапает ногтями обивку кресла, умоляя безумным шепотом о наслаждении, просит не останавливаться, грозя в противном случае расторжением контракта и разводом! Джилл обожала в своем дорогом Кэле эту черту - чтобы с ним не происходило, он не терял возможность иронизировать и даже пытался издеваться и язвить.
Что ж, посмотрим, насколько он будет в состоянии держать себя в руках, вот прямо сейчас!
Целуя и покусывая живот Кэла, она обхватила ладонями внушительный, блестящий от выступившего секрета член, нежно поглаживая его, затем прошлась языком по стволу, приникла к нему губами, согревая влажным дыханием.
Горячий, подергивающийся, увенчанный ярко-красной короной головки – Джилл благоговейно касается его пальцами и губами, заглатывает, сдавливая между нёбом и языком, облизывает нежную бархатную головку, скользя языком по вздувшимся венам до самого основания, вновь заглатывая и отпуская, помогая себе рукой.
Кэл хрипел, метался, изгибался, как в агонии, сжимая ее затылок, не позволяя Джиллиан ни на секунду оторваться от себя. Чёрт побери, ей нравилось доставлять ему удовольствие таким способом! С радостью, в которой любовь мешалась со злорадством, наблюдать, как рассудительный, язвительный не признающий ничего святого мужчина утрачивает даже слабое подобие самообладания, превращаясь в первобытное животное, одержимое сексом, отдающееся собственной самке. И когда, наконец, терпкая вязкая влага хлынула в рот, Джилл, запустила руку себе между ног, и коснулась вздувшегося клитора, ставшего невероятно чувствительным и отзывчивым, тут же сама испытала сильнейший оргазм! И бессильно опустилась на пол, вытянувшись на ковре…

…из состояния дремы Джиллиан вывели мягкие, скользящие касания по животу. Немного щекотно, но приятно. Не было смысла открывать глаза, Джилл и так знала, что пальцы Кэла гладят едва заметно выступающую над кожей белую полоску шрама. Улыбнувшись одними губами, Джиллиан перевернулась на бок, прижимаясь лбом к щеке, лежащего рядом Кэла, обхватила его за оголенное плечо, выглядывающее из- под одеяла. Приподняв подбородок, посмотрела сквозь прищуренные ресницы в лицо мужа; сонное, но ужасно довольное. Перевела дыхание и чуть нахмурилась, внезапно отметив, что Кэл стал совершенно седым. От накатившей нежности на глазах выступили слезы, Джиллиан уткнулась носом мужу в шею
- Я хочу тебе сказать что-то очень важное,- ее голос чуть дрогнул.
- Угу,- кивнул Кэл,- зарываясь лицом в волосы Джиллиан, делая вид, что не заметил ее грусти.
- Я говорила, что люблю тебя?
- Мммм,- приоткрыв один глаз, Кэл уставился в потолок и тут же хитро ухмыльнулся,- что-то не припомню, милая,- поскреб макушку, окончательно путая, торчащие в разные стороны вихры.- Разве что перед алтарем.
- Шутник, но и непревзойденный никем нахал,- расплылась в улыбке Джиллиан.
Кэл облапил всей пятерней ее грудь, крепко стискивая.
- Это еще не самые лучшие мои достоинства. Могу перечислить. Я чертовски красив…
Джилл зажала мужу ладонью рот, не в силах удержаться от какого-то девчачьего хихиканья. Кэл удивительным способом мог угадывать ее настроение, не глядя в лицо, не считывая эмоции, а лишь обнимая.
Ткнула кулаком мужу в бок, Джиллиан наигранно сердито проворчала
- Тебя наверно память подводить стала. Красавец.
- Нууууу, - промычал Кэл, вытягивая губы трубочкой,- старенький я совсем стал,- несколько раз хрипло по старчески кхекнул, Джилл не удержалась и рассмеялась.
- Старичок ты мой!- она ухватила его за щеки, легонько потрепала и прижалась губами к его рту, вовлекая мужа в мягкий расслабляющий поцелуй.
Отдышавшись, с едва заметной хрипотцой в голосе, Джилл очень серьезным тоном проговорила
- Я люблю тебя, мой дорогой муж.
- У меня очень красивая, молодая и невероятно сексуальная жена,- сделал многозначительную паузу,- и прошептал Джилл в ухо,- бесконечно любимая.
- Кэл…- в голосе женщины позвучала тревога,- вот о чем я недавно подумала,- серьезность тона Джиллиан насторожили Кэла, а она, прижавшись к нему, теребила в пальцах уголок одеяла. Удрученно вздохнула,- я тебе еще нравлюсь.- Дрогнувшей рукой убрала прядку волос за ухо и глянула Кэлу в лицо.- Как женщина.
- Опаньки!- Кэл всплеснул руками, иногда Джиллиан была стопроцентной женщиной, и включала особую женскую логику, которой обычно не следовала, - Фостер,- давно забытое имя, прозвучавшее в теплом уюте спальне говорило об одном, Кэл возмущен, взволнован, встревожен и крайне озабочен.
- Я Лайтман,- мягко поправила его Джиллиан,- наш брак приблизился к критическому возрасту…
- В моей жене проснулся и заговорил психолог,- Кэл ухватился пальцами за ее подбородок и приподнял голову Джиллиан, заставив посмотреть ему в глаза.
- Выкинь из головы эту чушь.
- Но… - женщина напряглась,- мне скоро исполнится…
- А это неважно,- его указательный палец коснулся чуть припухшей верней губы Джиллиан, и Кэл медленно обвел контур нежного полуоткрытого рта.- Слаще этого я ничего не пробовал.
- Ты мне льстишь.
- Чушь, чушь,- сердито проговорил Кэл, мотая головой и резко жестикулируя свободной рукой, - и сегодня ты мне это доказала. Улыбочка на его физиономии была столь красноречива, что Джилл вновь смутилась. Вот был особенный талант у Кэла вонять ее краску. Еще во времена их дружбы, он виртуозно, находясь на расстоянии, не вынимая рук из карманов, одним шевелением бровей, прищуренным взглядом, полунаклоном головы и громким причмокиваем заставлял ее буквально пылать от смущения потому что ее тело реагировало своим характерным способом, посылая разум в очень отдаленные страны.
- Ты по- прежнему прелестна и желанна.- Его руки огладили плечи Джиллиан, пальцы совершили пробежку по груди и животу. - И длину твоих ног никто не отнял,- кончиками ногтей Кла щекотно процарапал кожу бедра, ладонью похлопал по округлому колену и обхватил большим и безымянным пальцем щиколотку. Игриво подмигнул и нахально ухмыльнулся.- Ничто не украли, и все принадлежит мне. Надеюсь?- склонил голову к плечу, прищелкнув языком.
- Безраздельно,- выдохнула Джилл, заваливаясь на подушки,- и если «это совершенство» не поспит хотя бы часов шесть, то завтра всем придется туго.
- Ооооо!- Кэл вознес руки к потолку, закатывая глаза,- не выспавшейся Джиллиан лучше не попадаться под руку, пока она не вольет в себя пару литров кофе.
- Преувеличиваешь,- она фыркнула,- но вообще-то прав. Может, прекратим дискуссию и немного поспим.
Договорив фразу до конца, Джиллиан коротко зевнула, потянулась и, зевнув еще раз, протяжно и сладко, потянула на себя одеяло.
- А сонную я тебя особенно люблю,- промурлыкал Кэл, пристраиваясь к Джилл со спины, обхватывая ее за талию. Голова женщины нашла уютное местечко у мужчины на груди,- спокойной ночи милая,- чмокнул ее в висок, немного поерзал ухом на подушке.
- Свет,- сонно, но требовательно напомнила Джилл
- Хммм..
Нащупал кнопочку выключателя лампы стоящей на тумбочке с его стороны. Через секунду спальня погрузилась в темноту.
- Оооох,- вздохнула Джиллиан,- когда же мы уберем разгром, вспоминая о раскиданных по комнате вещах.
- Завтра…
- Согласна.

@темы: #fandom: Lie to me, .IV.3 Жидкости, Lie to me: фэндом в целом.(табл.30)