01:23 

mechanoik [DELETED user] [DELETED user]
Название: Зверёныш
Фандом: One Piece
Герои: Кидд, Ло
Предупреждение: оос, лексика
Тема: III.4 мороз
Объём: 989 слов
Тип: слэш
Рейтинг: PG-13

Кидд считал, что раз уж одну половину ночи ему пришлось ждать, пока чёртов камин прогреет комнату, а вторую - старательно трахать Трафальгара, чтобы согреться, то из в кои-то веки тёплой комнатушки вылезать нет никакого смысла. Иногда Кидд бывал до чёртиков прагматичен, но считал этот прагматизм оправданным.
Мороза он не боялся, но и любить - не любил. Было вообще непонятно, любил ли он ещё хоть что-нибудь кроме драк, алкоголя и секса. "Любить", впрочем - слишком тёмное и растяжимое понятие.
- Ну куда ты? Вот соска.
Трафальгар сказал бы, что Кидду определённо нравится сидеть на подоконнике голышом, укутавшись в красное пуховое одеяло, и смотреть в окно. Не просто так, конечно, а поглощая дешёвый виски, но это уже детали. За окном, почти задохнувшимся в чаще узоров, буйствовал скверный характер зимнего острова и жестокий мороз. Если бы этот мороз обретал зримые формы в хороводе метели, то наверняка бы удостоился среднего пальца Юстасса и не один раз. Но снег оставался снегом, вой ветра в каминных трубах - всего только воем.
- Горячее что ли?
Кидд повернул голову.
Была одна маленькая причина, по которой сейчас он сидел на подоконнике и заливался спиртным. Причину эту приволок рано утром медведь Трафальгара, откуда - знает лишь старый чёрт. Знал бы, вернее, но здесь и чертям околеть - раз плюнуть.
Ло укачивал причину на руках и поил молоком из бутылочки. Делал он это весьма ловко, но не с той ловкостью, которая от природы присуща матерям. Юстасс хотел съязвить, что во вскармливании медвежат великий и ужасный Хирург Смерти явно поднаторел, но случай не подворачивался.
Бепо - единственный, кто в такую погоду мог выходить во двор без опаски - действительно ухитрился найти разорённую берлогу и детёныша под боком остывающей медведицы. Ему и в голову не могло прийти, что тащить крохотного сородича капитану Пиратов Сердца - немного неправильно. Он просто взял медвежонка с собой.
И не прогадал.
Ло потребовал жирного молока и вернулся в комнату на втором этаже. На его коже Бепо чуял запах чужого человека и слегка нервничал.
Но сомневаться в капитане было нельзя.
Равно как и не доверять ему.
Придерживая одеяло, Кидд слез с подоконника и вернулся в постель. Но не успел он вытянуться на спине, как Трафальгар усадил медвежонка ему на грудь.
- Какого чёрта?!
Зверёныш походил на мохнатого младенца, такой же неловкий и тупой. Сквозь редкий мех просвечивалась тёмная кожа, вытянутая голова с маленькими ушками чем-то напоминала крысиную. Слабенькие лапки не держали, и медвежонок шлёпнулся на брюхо, прополз пару дюймов и принюхался, ощущая отравленное спиртным дыхание Юстасса.
- Из этого дерьма должна вырасти туша вроде твоего коврика?
- Ну да, - Ло выпутался из джинс и в изнеможении хлопнулся в постель, а через минуту уже спал.
- Твою мать, и тебя, мать пятнистая, тоже, - выругался Кидд. Детёныш у него на груди ёрзал, пах зверем и молоком, но, впрочем, весьма быстро устал и отдался во власть сновидений.
Юстасс выругался ещё раз, но потом рассудил, что ничего даром не бывает, даже живая машина для убийств. И если правильно натаскать, то и такую шапку можно пристроить к делу. На этой мысли его настигла дрёма.

Сон продолжался недолго.
Повизгивание и копошение вывели Кидда из себя ещё раньше, чем он проснулся. Зверёныш ползал по нему и явно чего-то требовал.
- Трафальгар!!!
Но Трафальгару не иначе как сам дьявол Джонс явился во сне и велел отодвинуться на дальний край постели, чтобы Юстасс не мог дотянуться до него рукой.
Неизвестно, как бы события разворачивались дальше, но тут Кидд заметил, что пламя в камине гаснет. Первобытный инстинкт велел ему послать всё на хрен и спасать огонь, потому что мороз к вечеру наглел безмерно.
Подкармливая суетливые рыжие язычки поленьями, Юстасс чувствовал себя круглым идиотом. Источник этого чувства сидел у него на сгибе руки и, подслеповато щурясь, принюхивался. Недопитая бутылочка с молоком стояла на столике, источая волнующие, доступные только звериному носу запахи.
Кидд сунул медвежонку в пасть соску с коротким "Жри!". Глазки детёныша распахнулись. Неизвестно, как и кем он увидел растрёпанного красношерстного кормильца, однако предпочёл подчиниться и не отстаивать свою точку зрения на процесс приёма пищи.
Когда молоко было выпито, Юстасс хлопнул пузатую проблему в кресло поверх собственной шубы. Ленивое пожевывание меха и зевки показывали, что проблема явно не прочь вздремнуть в колыбели знакомого запаха.
Кидд же, яростно сопя, вернулся в постель.
Ему в голову весьма быстро пришла мысль, что дети имеют свойство гадить на подручные и поджопные предметы, но к этому времени одна рука Трафальгара уже была у него на затылке, вторая - на спине, нога оплетала ногу, а язык блуждал во рту.
Отступать было поздно.
А потом всё как-то забылось.

Вспомнилось, лишь когда ночь робко вспорол жалобный писк.
- ... ты хотел воспитать из него зверя? - пробормотал Трафальгар, змеиным движением засовывая голову под подушку.
- Только после рассвета, - буркнул Кидд и укрылся с головой, заодно стянув одеяло с любовника.
Чувствуя, что бремя ответственности пока ещё висит на его шее, Ло кое-как поднялся на ноги, влез в джинсы и отправился на поиски молока.
Покормив медвежонка, а заодно и себя, он вернулся в постель где без труда отвоевал себе часть одеяла. Юстасс отреагировал на это смазанным ругательством.
- Почеши ему животик, - Ло уложил медвежонка посередине и, взяв руку Кидда, принялся гладить ею круглое брюшко.
- ... ты охренел или просто спятил?..
Рука по инерции сделала ещё пару движений, да там и осталась. Зверёныш крепко спал с высунутым языком, пират рядом с ним сопел в угол подушки.
Трафальгар хохотнул, сделал глоток из той бутылки виски, которую днём терзал его любовник, и тоже лёг спать.
А потом глаза его распахнулись.
Он вспомнил, что в медуниверситете у него было "отлично" по анатомическому рисунку.
И больше уснуть не смог.

"Скелеты Кидда и медвежонка", "Мускулатура Кидда и медвежонка" и, собственно, "Кидд и медвежонок" стали, бесспорно, лучшим украшением альбома наравне с выпотрошенными трупами. Трафальгар подумал, что надо выполнить хоть один в цвете и отослать инкогнито Дозору на новую листовку. И потребовать за это денег на тот случай, если всё-таки придётся вскармливать ещё одного медведя.
Юстасс, конечно, вряд ли будет в восторге от идеи.
Но его, впрочем, никто и не спрашивал.


Название: Человеческая кровь
Фандом: One Piece
Герои: Ло, Монэ, фоном Кидд и Луффи
Предупреждение: оос
Тема: I.3 тыкаться носом
Объём: 461 слово
Тип: гет
Рейтинг: PG

Кровь у неё была обыкновенная.
Но это ещё больше отдаляло её от людей.
Женщина пыталась не сутулиться, хотя это заводило её в тупик болезненных ощущений, где она то и дело начинала дрожать. Трафальгар не мог шить быстрее, не мог вколоть ей вторую дозу болеутоляющего и готов был мучить её лишь затем, чтобы шрамы на её спине были более аккуратными.
Может, она ощущала себя преданной? Её подвёл именно тот, кому она больше всех доверяла. Ветер. Шквал северного ветра сломал идеальную тактику полёта и бросил живую плоть зубьям голодных скал.
Самая страшная рана была на левой половине спины, неумолимо схватываемая иглой и ниткой. Левое крыло Монэ так и не смогла обратить в руку, а может, просто боялась менять структуру конечности в то время, как одна или две кости сломаны. Пелерина грязных окровавленных перьев лежала на постели, покрывая согнутую в колене, забинтованную от паха до лодыжки ногу.
- Мне жаль, что здесь нет...
- Всё хорошо.
Трафальгар наложил поверх шва кусок марли и осторожно перебинтовал грудную клетку. По прекрасному белому телу растеклись пятна тёмных, багровых и фиолетовых, синяков. Просто чудо, что все рёбра целы.
- Я закончил. Ты как?
Ло пересел на кровать перед Монэ и аккуратно взял в руки её лицо. Полуприкрытые глаза выдавали трясину боли, из которой пытался выкарабкаться разум. Но вдруг дёрнулись веки, и на Хирурга устремился прежний внимательный взгляд жёлтых глаз с тонкими вертикальными зрачками.
Трафальгар поцеловал разбитые губы жадным коротким поцелуем, разбередил языком раны, и когда отстранился, ироничная улыбка гарпии истекала красной человеческой кровью.

- ... о чём задумался?
Ло не вздрогнул, просто моргнул. Горячее вино неуклонно, неустанно напоминало ему тот солоноватый рубин, что тёк по подбородку ему на ладонь.
В тот момент Монэ ткнулась носом ему в запястье, и в этом жесте было больше усталости, чем...
Впрочем, что она могла ощущать?
- Ни о чём, - Трафальгар поднял взгляд на Кидда. Тот смотрел на него холодными янтарными глазами, будто не прикончил в одиночку целый кувшин вина. Луффи осклабился своей детской улыбкой и произнёс:
- Ты какой-то странный, Траффи.
- У "Траффи", - Юстасс повторил прозвище с удвоенным сарказмом, - явно вечер воспоминаний.
- На драку нарываешься.
Кидд издевательски улыбнулся.
Ло взял чашу, но так и не донёс до губ. Он смотрел на собственное запястье, и теперь оно казалось ему дьявольски хрупким. Слабым. Уязвимым. Хрустальным - любым. Просто потому, что когда-то Монэ доверила ему свою слабость, поделилась болью и страхом в одном прикосновении. Таком нежном, что болело теперь, как если бы клюнула гигантская птица.
Кусок мяса, вены да кости стали шкатулкой маленького секрета.
Залпом допив вино, Трафальгар поискал взглядом в трактире шлюху постарше, такую, чтобы ничем не напоминала изящества гарпии. Он отсыпет ей денег и заставит лизать себе запястье всю ночь, пока она не слижет кожу до мяса.
И как знать, что она там найдёт.
Может быть, пару перьев?

@темы: #fandom: One piece, .I.3 Ласки, .III.4 Погода, One Piece: Юстасс Кидд, Трафальгар Ло (табл.30)

   

Сто историй

главная